?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

Древний Египет.

Ее корабль престолом лучезарным
Блистал на водах Кидна. Пламенела
Из кованого золота корма.
А пурпурные были паруса
Напоены таким благоуханьем,
Что ветер, млея от любви, к ним льнул.


"Антоний и Клеопатра" (1)


Задолго до других народов египтяне научились, или, вернее, сами создали искусство строить грандиозные храмы для богов, роскошные дворцы для царей и огромные города для жителей страны, украшая свои сооружения всевозможными сокровищами, дарованными природой. В то время, когда евреи и прочие соседние народы довольствовались бесхитростной пастушеской жизнью, древние египтяне наслаждались утонченной роскошью, которая достигла такого высокого уровня, что последующие цивилизации, принявшие эстафету у египтян, не могли не то что превзойти, но даже достичь его.

Хотя египтяне практически не оставили, литературных памятников, немало сведений о них можно почерпнуть у греческих и латинских авторов, из множества упоминаний, содержащихся в Библии, но наиболее полную картину обычаев и образа жизни древних египтян создают прекрасно сохранившиеся в храмовых и погребальных постройках памятники египетской скульптуры и живописи. Грандиозные гранитные пирамиды, сооруженные на месте последнего пристанища египетских царей в тщетной надежде уберечь их вечный покой и скрыть их от праздного внимания непрошеных гостей, не смогли противостоять жадности современных египетских феллахов, которые в поисках спрятанных сокровищ находят дорогу в жилища усопших. Однако этот отвратительный грабеж отчасти имел и положительную сторону.

И не было бы блага в этом мире,
Не будь в нем зла...


В данном случае проникновение грабителей в развалины дворцов и места захоронения мумий проложило туда дорогу столь же неустрашимым, но бескорыстным исследователям и позволило таким ученым, как Соннини, Бельцони, Савари, Шампольон, сэр Гарднер Уилкинсон, Мариетт и другие, проникнуть в тайны Древнего Египта и создать точное и яркое представление о том, как выглядел мир в эпоху более древнюю, нежели памятники исторической письменности. Теперь на основании свидетельств античных историков и после того, как в гробницах были обнаружены полностью сохранившиеся различного рода приспособления для благовоний, мы имеем возможность установить, что они весьма широко использовались в Древнем Египте. Предназначались благовония для храмовых жертвоприношений, бальзамирования мумий и бытового применения.

Благовония играли важнейшую роль в религиозных празднествах, устраиваемых древними египтянами в честь своих многочисленных богов, а также считались наилучшим повседневным приношением. Все примитивные народы с характерным для них наивным представлением о благодарности считали своего рода обязанностью самый спелый плод, самый красивый цветок, самое лучшее вино, самого тучного быка принести в жертву богам, чтобы тем самым снискать их благосклонность. Однако наиболее подходящим жертвенным даром считался ладан и другие благовонные курения. В храмах, посвященных "доброй богине" Изиде, вечному противнику Тифона Озирису, Пашт (египетский вариант богини Дианы) — везде под надзором жрецов постоянно курились ароматические смолы и древесина благовонных деревьев, а в особо торжественные дни богослужение проводил сам царь, в одной руке держа трубку с ароматическими курениями, а в другой — небольшой кувшин с вином или ароматическим маслом, предназначенным для ритуального возлияния на алтарь. Изображение Рамзеса III наглядно демонстрирует этот обычай.

Как правило, небольшие шарики или пастилки из ароматических веществ помещались в специальные трубки-курильницы. В отличие от католического богослужения, такими курильницами не размахивали. Их держали прямо перед собой в правой руке, а левой забрасывали туда шарики ароматического вещества. Такой способ, требующий определенной практики, судя по египетским изображениям, жрецы хорошо осваивали и с легкостью выполняли.

В Гелиополе, городе Солнца, религиозные ритуалы проводились перед большим кругом, который символизировал Солнце, почитавшееся под именем Ра. Благовония возжигались трижды в день: на рассвете для этой цели использовали янтарь, когда Солнце находилось в зените — мирру, а на закате — смесь из шестнадцати ингредиентов, которая называлась куфи. Такого рода поклонение оказывалось также Апису, священному быку. Тот, кто хотел обратиться к богу с вопросом, возжигал перед алтарем благовония, наполнял ароматическим маслом и зажигал светильники, клал денежное приношение у подножия изваяния Аписа. После этого вопрошающий шепотом произносил свой вопрос и покидал храм, тщательно закрыв уши. Первое же слово, услышанное от случайного прохожего за пределами храма, считалось ответом на заданный богу вопрос.

Кроме того, благовония входили в состав жертвенных притираний, являвшихся неотъемлемой частью полного жертвоприношения. Эти притирания в специальных вазах из алебастра или другого ценного материала ставились перед изображением божества. Нередко на вазах гравировалось имя того бога, которому приносилась жертва. Иногда царь или жрец брал из вазы определенное количество притирания и мизинцем умащал им статую божества.

На празднестве в честь богини Изиды, проходившем с большой пышностью, в жертву приносили быка. Тушу наполняли миррой, олибанумом (I) и другими ароматическими веществами, а после этого сжигали, поливая большим количеством масла. Благовонные испарения заглушали смрад горящего мяса, которым иначе сделал бы ритуал непереносимым для молящихся.

Два важнейших праздника, посвященных Озирису, отмечались с промежутком в шесть месяцев. Содержание первого из них составляло исчезновение Озириса, второй был праздником обретения бога-покровителя Египта. Во время этого второго праздника жрецы выносили священный ларь, на котором находилась небольшая золотая чаша. В эту чашу лили воду, и все собравшиеся восклицали: "Озирис найден!". Затем в чашу бросали немного свежей глины, смешанной с драгоценными благовониями и пряностями, и из этой массы лепили небольшое изображение, похожее на лунный серп, которое должно было символизировать дух и силу воды и земли.

Но наиболее щедро применялись благовония во время грандиозных религиозных процессий. В одной из таких процессий в эпоху династии Птолемеев в шествии участвовало сто двадцать детей, которые несли в золотых чашах курения, мирру и шафран; за ними следовало множество верблюдов, некоторые из них были навьючены трехсотфунтовым грузом олибанума, а остальные — таким же количеством крокуса, кассии, корицы, ириса и других ценных благовоний. В ритуал коронации любого царя непременно входило помазание. Обряд коронации совершали жрецы, непосвященные на церемонию не допускались. Считалось, что в коронации участвует бог, и это должно было внушать народу благоговение перед фараоном, обладающим такой исключительной привилегией. Фараону, как и богам, подносился ладан, однако это происходило лишь в особых случаях, к примеру, при триумфальном возвращении после удачного военного похода. В парадных носилках, в сопровождении блестящей свиты царь вступал в столицу. Навстречу ему выходила длинная процессия жрецов. Облаченные в парадные одеяния жрецы держали трубки-курильницы с благовониями, пока храмовый писец декламировал записанные на папирусном свитке деяния государя-победителя.

Древние египтяне верили в переселение душ — идею, перешедшую от них позднее к Пифагору и другим греческим философам. По их представлениям, после того как человеческая душа покидает тело, она вселяется в какое-либо животное и в течение трех тысяч лет воплощается в виде всевозможных существ, обитающих на земле, в воде и в воздухе, пока наконец вновь не принимает человеческий образ. Это поверье объясняет чрезвычайную заботу, с которой египтяне бальзамировали своих мертвецов, чтобы душа после долгого путешествия могла найти свою прежнюю оболочку и вернуться в нее. Впрочем, Диодор приписывает этому обычаю другую причину и сообщает, что знатные египтяне сохраняли тела своих предков в специально предназначенных для этой цели роскошных усыпальницах, так как находили утешение в созерцании вереницы усопших много поколений назад и стремились сохранить их облик для того, чтобы каждого без труда можно было узнать.

Несколько раз в году мумии извлекали и с большими почестями совершали над ними поминальные обряды. Эти обряды включали курение благовоний, ритуальные возлияния. Над головой мумии лили ароматические масла, после чего заботливо протирали ее полотном, которое носили на плече специально для этой цели. Для проведения поминальных церемоний было принято приглашать жреца.

Согласно Геродоту, бальзамирование происходило следующим образом. Вначале с помощью изогнутого металлического зонда через ноздри удаляли головной мозг и наполняли голову различными снадобьями. Через сделанный сбоку с помощью острого эфиопского каменного ножа специальный разрез удаляли внутренности и образовавшуюся полость заполняли измельченными миррой, кассией и другими ароматическими веществами, кроме ладана. Тело зашивали и после этого на протяжении семидесяти дней выдерживали в натроне [II], затем с ног до головы обматывали тонкими льняными бинтами, пропитанными клейкой смолой, и укладывали в деревянный саркофаг, изготовленный в форме человеческой фигуры, который вертикально ставили у стены. Так происходило бальзамирование первого класса, называемое еще "бальзамированием Озириса", которое из-за высокой стоимости было доступно только богатым семействам. Другой метод состоял в том, что в тело впрыскивалось кедровое масло, а внутренности не удалялись. Для беднейших слоев населения применялся самый примитивный способ, заключавшийся в том, что тело обрабатывали сурьмой и солью, которые полностью обезвоживали плоть. Бальзамирование по первому способу стоило один талант, или приблизительно 250 фунтов стерлингов, второй способ стоил двести двадцать мин (примерно 60 фунтов стерлингов), а третий стоил чрезвычайно дешево. Работы по бальзамированию выполнялись специалистами, а в Фивах существовал целый квартал, населенный ремесленниками, производившими необходимые для бальзамирования приспособления. Наиболее примечательный обычай, связанный с профессией бальзамировщика, состоял в том, что парасхистов (древнеегипетских анатомов), в обязанности которых входило делать разрез и удалять внутренности, непосредственно после выполнения работы осыпали проклятиями, отгоняли в сторону и кидали в них камнями, тем самым демонстрируя отвращение к каждому, кто наносит рану человеческому существу, живому или мертвому.

У некоторых мумий внутренности после промывания пальмовым вином, смешанным с измельченными благовониями, вкладывались на прежнее место. При погребении знатных персон внутренности помещались в специальные урны, посвященные четырем различным богам. Первая урна представляла собой кувшин, увенчанный человеческой головой, была посвящена Ам-Сету, божеству Юга, и предназначалась для захоронения крупных внутренностей; вторая урна, украшенная изображением киноцефала, предназначалась для мелких внутренностей и была посвящена Ха-Пи, гению Севера; в третью урну, украшенную головой шакала в честь Мутфа, гения Востока (такая урна представлена на рисунке), помещались сердце и легкие; в четвертую урну помещали печень и желчный пузырь, на ней изображалась голова сокола, а посвящалась она Нифу, гению Запада. Эти боги считались сыновьями Озириса. Чтобы предохранить внутренности от разложения, все четыре урны заполнялись ароматическими веществами.

Бальзамированию подвергались не только трупы людей. Эта привилегия относилась и к животным, которых древние египтяне считали священными. Когда священный бык, олицетворявший Аписа, достигал, двадцатипятилетнего возраста, жрецы топили его в Ниле, бальзамировали и погребали с большой пышностью. Бальзамировали также кошек и других животных; множество таких мумий хранится в Британском Музее.

В некоторых засушливых областях Египта, где песка было намного больше, нежели ароматических растений, тела умерших мумифицировали, на достаточно продолжительное время выкладывая их на землю под прямыми солнечными лучами и таким образом полностью их высушивая. Соннини в своих путевых заметках описывает подобный метод, практиковавшийся в одной капуцинской общине в окрестностях Палермо; с помощью этого метода тела многих монахов, начиная с самого основания общины, высушивались на солнце и в конце концов образовали своего рода чудовищную коллекцию.

Среди множества обычаев, унаследованных современными египтянами от своих легендарных предков, сохранилось и бальзамирование покойников. Среди зажиточных слоев населения оно практикуется до сих пор и, согласно описанию Мейе, происходит следующим образом: тело несколько раз обмывают розовой водой, обрабатывают ладаном, алоэ и множеством ароматических трав, заворачивают в пропитанное жидкими благовониями полотно и предают погребению вместе с лучшими одеяниями умершего.

Как бы обильно ни употреблялись благовония в религиозных ритуалах и погребальных обрядах, еще более щедро они использовались для туалетных нужд. Древние египтяне были весьма чистоплотны и изобрели целую систему полного ухода за телом, которую впоследствии переняли у них греки и римляне, до сих пор эта система принята у народов Востока. Египтяне совершали тщательное омовение, после которого умащали все тело ароматическими маслами и притираниями. Современному английскому читателю такого рода процедура может показаться отвратительной, но в жарком климате она, безусловно, была продиктована необходимостью, так как придавала коже эластичность и защищала ее от палящих солнечных лучей. И в наше время так поступают жители Африки и других жарких стран.

Предназначенные для этой цели притирания были весьма разнообразны и вначале изготовлялись жрецами, так как только им в ту пору были известны секреты приготовления ароматических составов. Таким образом, древнеегипетских жрецов можно назвать первыми профессиональными парфюмерами. Для ароматизации некоторых притираний использовались ореган, горький миндаль и другие пахучие растения, произраставшие в самом Египте; однако большая часть ароматических компонентов — мирра, олибанум и т.п. — доставлялись в Египет из Аравии. Притирания хранились во флаконах, вазах или горшочках из алебастра, оникса, стекла, порфира и других прочных материалов; в футлярах из резного дерева или слоновой кости, которым иногда придавали самую причудливую форму: встречаются футляры в виде птиц, рыб и т.д. Некоторые футляры внутри имели перегородки, вероятно, для того, чтобы в них можно было одновременно хранить разные виды косметики. Способы изготовления парфюмерии и косметики были настолько совершенны, что один из образцов, хранящийся в музее замка Элнвик, сохранил свой аромат по истечении трех или четырех тысячелетий. Такие притирания, как правило, стоили очень дорого, и менее обеспеченные египтяне, которые не могли позволить себе подобной роскоши, использовали вместо них касторовое масло, обильно производившееся в Египте.

Духи и косметика, которыми пользовались египетские красавицы, чтобы усилить впечатление от своей красоты, были если и не столь изысканны, как снадобья современных модниц, то, во всяком случае, столь же многочисленны. Об этом мы можем судить, разглядывая туалетный ларчик, некогда принадлежавший даме из Фив, заполненный всевозможными флаконами и горшочками. Кроме ароматических масел и притираний использовались красная и белая краски для лица, а также изготавливавшийся из сурьмы черный порошок для глаз, называвшийся "кохл" или "кохол". С помощью палочки из дерева или слоновой кости этим порошком подводили глаза, тем самым усиливая их блеск и как бы увеличивая. Такой обычай до сих пор широко распространен на Востоке. Порошок "кохол" хранился в особой формы вазах, большое количество которых было найдено в древнеегипетских гробницах. Одна из таких ваз явно китайского происхождения, и это позволяет предположить, что сообщение между Египтом и Китаем существовало с древнейших времен. Однако это спорный вопрос, которому посвящено множество научных трудов, и потому я предпочел бы воздержаться и не вмешиваться в историческую дискуссию. Составляя список маленьких секретов, использовавшихся египетскими красавицами, следует упомянуть и обычай окрашивать пальцы и ладони листьями хны (Lawsonia inermis); существует мнение, что именно этот обычай лег в основу распространенной у греческих поэтов метафоры "розовоперстая Аврора".

Приведенный здесь рисунок, воспроизводящий образец фиванской живописи, изображает даму за туалетом и дает представление о том, каким образом протекал этот ответственный процесс. Одна из служанок увлажняет волосы своей госпожи, другая массирует ее, третья дает ей понюхать цветок лотоса, а четвертая собирается поменять украшения.

(В действительности на картине изображены две дамы и три рабыни. Каноны древнеегипетского изобразительного искусства предписывали строгое соответствие одеяния, атрибутов и даже масштаба фигур общественному положению изображаемых персонажей. Нетрудно заметить, что фигуры трех служанок слева значительно меньше по размеру; знатных дам выделяет не только масштаб, но и одежда, украшения, а также сложные прически. С современной точки зрения учитывающей значение деталей, картину можно описать так: три служанки занимаются туалетом госпожи, а вторая дама (справа) развлекает свою подругу. - прим. пер.)

Бросается в глаза обилие обнаруженных в древнеегипетских захоронениях зеркал и гребней. Зеркала изготавливались из сплава меди с различными другими металлами и отличались таким качеством работы и полировки поверхности, что некоторые из них, на протяжении долгих тысячелетий пролежав в гробницах, и ныне по своему блеску не уступают современным изделиями. Форма зеркал была круглой, а ручки представляли собой скульптурные изображения, посвященные самой разнообразной тематике. Среди них встречаются изображения богов, растительные мотивы и фантастические чудовища, чье уродство было призвано оттенять прелесть лица смотревшейся в зеркало красавицы. Египетские гребни, как правило, изготавливались из дерева и либо украшались резьбой, либо оставлялись вообще без всяких украшений. Представленный на рисунке гребень по форме не сильно отличается от современных частых гребней.

Увлечение благовониями и косметикой в Древнем Египте постоянно возрастало и наивысшей точки достигло в период правления Клеопатры. Эта царица, среди прочего прославившаяся и своей расточительностью, употребляла благовония в огромном количестве. Они входили в число ухищрений, с помощью которых Клеопатра стремилась произвести впечатление на Марка Антония во время их первой встречи на берегах Кидна, которую так великолепно описывает Шекспир. Эта красочная сцена может показаться фантастичной, но в действительности никаких поэтических преувеличении в ней нет; описывая встречу Антония и Клеопатры, Шекспир практически слово в слово повторяет используемый в качестве исторического источника текст Плутарха, добавляя к нему только свой поэтический талант.

Спрос на благовония был велик и при проведении всевозможных светских торжеств. Первой обязанностью рабов при встрече прибывших гостей было умастить им головы — или, вернее, парики, так как и мужчины, и женщины в Древнем Египте стриглись коротко, а парики носили в качестве своего рода головного убора, выполнявшего функцию распространенного на современном Востоке тюрбана и защищавшего голову от солнечных лучей. Во время пиров в изобилии использовались свежие цветы. На шею каждому из гостей надевался венок из лотосов, кубки с вином обвивались гирляндами из крокусов и шафрана, весь зал украшался венками, а пол и столы усыпались разнообразными цветами, аромат которых смешивался с запахом всевозможных курений, в то время как музыканты услаждали слух приятными мелодиями; таким образом, во время пира услаждались все органы чувств одновременно. Именно таким образом при посещении Египта встречали Агесилата, но он остался недоволен этим приемом, так как суровые спартанцы не привыкли к подобной роскоши и не признавали сладостей, конфет и благовоний. Пренебрежительное отношение к достижениям цивилизации и нежелание получать удовольствие в окружений изысканного общества — в глазах утонченных египтян выглядели как проявление грубости и варварства.

Геродот описывает принятый в этом обществе крайне своеобразный обычай. В разгар пира, когда наслаждения достигали высшей точки, в пиршественный зал входил человек, державший в руках весьма натуралистично вырезанное из дерева и раскрашенное изображение мертвой человеческой головы и громко восклицавший: "Смотрите, пируйте и радуйтесь, ибо так будет с вами после смерти!" Современные популярные драматурги не смогли бы придумать более эффектного контраста, и лично я, честно говоря, не вполне понимаю, почему этот экзотический обычай кажется более странным, чем то рвение, с которым ныне принято выводить призраков на сцены публичных и домашних театров.

Как уже упоминалось, древние египтяне начисто выбривали головы и подбородки; "лохматые" и длиннобородые представители азиатских народов казались им отталкивающими. Только в знак траура египтяне отпускали волосы и бороду, во всех ocтальных случаях это считалось признаком неряшливости и бескультурья. Бритую голову, как правило, прикрывали париком из уложенных локонами волос, на затылке заплетенных в ряд косичек. Такие парики изображены нал рисунках; один из них хранится в Британском Музее, а другой — в Берлинской Коллекции Древностей. Для тем небогатых людей, которые не могли позволить себе парики из настоящих волос, их изготавливали из черной овечьей шерсти. Знатные особы, напротив, носили не только парики, но и накладные бороды, которые были также обязательным атрибутом изображений египетских богов. У знатных людей борода была короткой и имела прямоугольную форму, царю полагалось носить также прямоугольную, но куда более длинную бороду, а боги изображались с бородой заостренной и загнутой на конце. Дамы носили длинные волосы, заплетая их во множество мелких косичек, часть которых спускалась на спину, а оставшиеся свешивались по бокам, полностью закрывая уши. На голову надевали богато украшенный обруч, на лбу носили цветок лотоса, который прикрепляли к этому обручу. Дамы "высшего света" щеголяли головными уборами из красочных перьев павлина, оттеняя тем самым свои темные локоны; принцессы выделялись среди своих придворных дам экзотическими прическами, украшенными всевозможными сокровищами растительного, животного и минерального царства.

Современные египтяне переняли многие обычаи своих предшественников, но подробнее об этом я расскажу в дальнейшем, в главе "Ближний Восток". Теперь я вновь перехожу к хронологическому порядку изложения и следующую главу посвящаю древнееврейской культуре парфюмерии.
___________________________________________________

(I) Шекспир, "Антоний и Клеопатра" (пер. М. Донского)

(1) Bosvcellia, или истинный ладан.

[I] Гексакарбонат натрия, в больших масштабах добывавшийся в тогдашнем Египте.

Comments

( 1 comment — Leave a comment )
moon_fish
Dec. 25th, 2008 04:09 am (UTC)
"Наиболее примечательный обычай, связанный с профессией бальзамировщика, состоял в том, что парасхистов (древнеегипетских анатомов), в обязанности которых входило делать разрез и удалять внутренности, непосредственно после выполнения работы осыпали проклятиями, отгоняли в сторону и кидали в них камнями, тем самым демонстрируя отвращение к каждому, кто наносит рану человеческому существу, живому или мертвому".

Забавная работа :)

( 1 comment — Leave a comment )

Latest Month

June 2017
S M T W T F S
    123
45678910
11121314151617
18192021222324
252627282930 

Tags

Page Summary

Powered by LiveJournal.com