?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

Азия античного периода.

В краю прекрасном этом насадил
Господь стократ прекрасный вертоград
И почве плодородной повелел
Деревья дивные произрастить.
Что могут обоняние, зренье, вкус
Особо усладить...
[I]

Мильтон "Потерянный рай".


Тигр и Евфрат — эти две великие реки представляют собой естественные границы страны, которую древние называли Месопотамией, а современные жители называют Эль Иезирех. Здесь на этом месте, по преданию, находился "земной рай". Правда, некоторые толкователи Библии придерживаются мнения, что под "земным раем" понималась территория современной Армении, однако именно в Месопотамии, согласно книге Бытия, протекают две из четырех рек, берущих свое начало в Эдеме, — очевидно, что речь идет о реках Тигр и Евфрат — и поэтому кажется более естествеиным именно Месопотамию считать местом расположения того прекрасного райского сада, который описывается в возвышенной поэме Мильтона:

Садовник высочайший сам избрал
Ей место, создавая Райский сад
На благо Человеку. Лавр и мирт,
С высокими растеньями сплетясь,
Образовали кровлю шалаша
Душистою и плотною листвой.
Акант и благовонные кусты
Стеной служили; множество цветов
Прелестных: пестрый ирис, и жасмин,
И розы, — меж ветвями проскользнув,
Заглядывали изо всех щелей,
В мозаику слагаясь. На земле
Фиалки, крокусы и гиацинты
Узорчатым раскинулись ковром.
Намного ярче красочных прикрас
Из дорогих камней.
[1]

В том, что этот благословенный край до сих пор сохранил свою природную красоту, мы можем убедиться, прочитав современное описание окрестностей античного города Нимрода, выполненное Лейердом:

"Цветы всевозможных оттенков украшают луга; в отличие от цветов северных стран, скромно разбросанных тут и там, они собираются в пышные соцветия и покрывают всю землю многоцветным ковром". [2]

При такой богатой и приветливой природе нет ничего удивительного в том, что это место одним из первых было выбрано для жительства человеком; неудивительно и то, что честолюбивых завоевателей не раз прельщала возможность захватить эти плодородные поля и наводнить благословенный край своими ордами. В мою задачу вовсе не входит описание истории великой восточной империи от самого основания ее Ассуром, сыном Шема, и Нимродом, "великим охотником", вплоть до завоевания ее Киром. Я предпочитаю ограничиться лишь теми историческими сведениями, которые тесно связаны с темой этой книги, и, повозможности, описать нравы и обычаи ассирийцев, мидийцев, персов, халдеев и других народов, населявших Азию в античную эпоху.

Кроме многочисленных упоминании ассирийцев и халдеев в Библии, немало примечательных деталей и ценных сведении об этих народах и их пышном образе жизни можно встретить у Геродота, Диодора Сицилийского и других античных авторов; эти данные подтверждены, результатами современных археологических и исторических исследований.

На протяжении многих столетии Ниневия и Вавилон - одно из чудес света - жили только в памяти человечества. Их местоположение было известно лишь приблизительно, и полагали, что все следы этой древней цивилизации исчезли с лица Земли. Лишь около пятидесяти лет назад один английский ученый и один французский savant (1) после долгих и кропотливых изысканий сумели приподнять край завесы из песка и руин, которая столетиями скрывала заброшенные города, и открыть потрясенному миру великолепие ассирийской архитектуры. Примеру этих первооткрывателей последовали Ботта, Бономи, Лейерд и другие талантливые исследователи, которые с необыкновенной настойчивостью разгребали горы мусора, нагроможденные невежественными современниками, извлекая на свет множество драгоценных сокровищ. Эти исторические находки ныне пополнили коллекции музеев, и, разглядывая экспозиции, мы можем, как по книге, прочесть по ним историю нравов и обычаев древней цивилизации, которая по своему развитию в области военной науки и различных видов искусств могла бы поспорить с египетской.

Ассирийцы поклонялись множеству богов, важнейшие из которых олицетворяли Солнце, Луну и звезды. Ваал, или Бел, соответствовавший египетскому Озирису, считался воплощением Солнца и почитался превыше других богов. На втором месте находилась Астарта (или Милитта), ассирийская Венера, которую, как и египетскую Изиду, отождествляли с Луной. Об этом свидетельствуют многочисленные изображения Астарты с лунным серпом на голове. Морской бог Дагон почитался в основном финикийцами, которых он, согласно легенде, обучил искусству навигации.

Всем этим богам посвящались алтари, на которых в изобилии возжигались курения и ароматические смолы. Священное Писание упоминает "жрецов", "кадивших Ваалу, солнцу, и луне, и созвездиям, и всему воинству небесному". [3]

Геродот подробно описывает построенный в Вавилоне в честь Ваала (Бела) храм, представлявший собой восемь гигантских башен, установленных одна на другую; некоторые полагают, что именно этот храм подразумевается под легендарной Вавилонской Башней.

Внутри этого храма находилась золотая стела с изображением бога весом в восемьсот талантов (ее стоимость в пересчете на современные денежные единицы должна была составлять около трех миллионов фунтов стерлингов). На алтаре, также сделанном из массивного золота, ежегодно сжигалась тысяча талантов чистого ладана. [4]

Кроме этих богов ассирийцы почитали также своих древних царей, таких, как Нимрод, перед стелой которого в одном из расчищенных при раскопках зданий был обнаружен алтарь, и Семирамида, великая царица, при которой Вавилон достиг вершины своего великолепия; согласно легенде, она была способна превращаться в голубя; и именно в этой ипостаси ей и поклонялись.

Ассирийские алтари устанавливались не только в храмах. Иногда они воздвигались на холмах; этот обычай многократно упоминается в Библии, а современные археологические открытия это наглядно доказали. Судя по изображению на барельефе алтаря, жрецы обыкновенно держали в руках небольшие прямоугольные корзинки, предназначение которых представляет собой загадку для ученых. Возможно, в корзинках этих находились компоненты жертвенного курения — ароматические смолы и древесина. Потребность в этих ценных снадобьях была столь велика, что в дополнение к собственной продукции благовония в немалых количествах приобретались в соседних странах. Геродот сообщает, что одни только арабы платили ежегодную дань в тысячу талантов олибанума.

В период правления Дария Хистаспа Зороастр предпринял в Персии религиозную реформу и заменил поклонение многочисленным идолам на почитание огня. Пять раз в день жрецы курили на алтаре благовония; в их обязанности также входило постоянно охранять священный огонь, не давая ему погаснуть.

Существует легенда о происхождении священного огня. Однажды астрологи предсказали, что в Вавилоне должен родиться ребенок, которому предназначено свергнуть царя с престола. Тогда царствующий монарх приказал убить всех беременных женщин. Но одна из них сумела скрыть свое положение и втайне родила будущего пророка. Вскоре царь узнал об этом, приказал доставить к себе ребенка и попытался убить его собственноручно, но в тот же миг у него отсохла рука. Тогда царь приказал бросить ребенка в горящий костер, но пылающий хворост превратился в колыбель из роз, а ребенок продолжал спокойно спать. Некоторые из присутствовавших при этом взяли себе по частице этого огня и хранили его в память о великом чуде. Царь же предпринял еще две попытки уничтожить Зороастра, но был наказан за свою жестокость: комар проник ему в ухо и стал причиной смерти царя. [5]

Учению Зороастра следовали цари из династии Сассанидов. Это доказывает изображение на медали той эпохи — на одной из сторон можно увидеть зороастрийский алтарь со священным огнем. После завоевания Персии турками последователи этой религии бежали от преследований со стороны магометан и нашли убежище на западном побережье Индии, где до сих пор исповедуют свою веру и называются парсами или гебрами. По сей день они сохраняют священный огонь на бронзовых алтарях и во время церемоний бросают туда ароматические смолы.

Быт ассирийцев, которому были свойственны роскошь и утонченность, предполагал, разумеется, широкое употребление ароматических веществ и косметики. Последний ассирийский царь Сарданапал (точнее, как полагает полковник Ролинсон, Ассардан-Пал) довел свою страсть к роскоши до такой степени, что, подобно своим женам, наряжался в женскую одежду и красился. Будучи свергнут с трона ворвавшимися в страну завоевателями, Сарданапал избрал себе смерть, достойную восточного любителя роскоши. Он приказал сложить костер из благовонного дерева, взошел на него вместе со своими женами и сокровищами и задохнулся в облаке ароматного дыма. Дурис и некоторые другие авторы, на которых ссылается Атеней, приводят иную версию смерти Сарданапала. Согласно этой версии, один из полководцев Сарданапала по имени Арбас пришел к своему царю и увидел нарумяненным и в женском платье. Когда полководец пошел, Сарданапал как раз собирался подкрасить брови. Возмущенный таким неподобающим мужчине поведением своего господина, Арбас заколол его на месте.

Хотя богатства Ниневии были поистине удивительны, на все же не могла сравниться с Вавилоном, который, по сведениям древних, занимал весьма обширную территорию, на ней высились великолепные дворцы, полные несметных сокровищ. Однако самым главным сокровищем Вавилона были знаменитые висячие сады, которые в древности относили к числу семи чудес света. Согласно легенде, царь Навуходоносор, желая порадовать свою супругу Амитес, дочь индийского царя Астианакса, приказал разбить великолепные подвесные дворцы.

Среди высоких стен стоял дворец.
Цветы с душистыми кустами украшали
Там скромный сад. Но царская супруга,
Скучая на равнинах Вавилона,
Все о мидийской родине своей
Скучала: там природа склоны гор
Украсила зелеными садами.
Печалилась царица; наконец
Царь повелел соорудить террасы,
Две тысячи рабов для этого собрав.
Гигантский труд проделав, насадили
Чудесные сады: склонялись ветви
Под тяжестью плодов...


На краю сада росли величественные кедры, печальные кипарисы и изысканная мимоза; однако любимым уголком царицы было тенистое место, где цвели розы и лилии, соперничая друг с другом красотой и благоуханием.

Жасмина нежный цвет и тубероза,
Прекрасные, душистые цветы,
Растения из дальних стран земли...


Нетрудно догадаться, что народ, проявлявший такое восхищение благоуханием цветов, умел ценить и духи и, когда проходил сезон цветения, прибегал к творениям парфюмеров, дабы продлить наслаждение благоуханием. В конце концов Вавилон стал одним из важнейших центров торговли ароматическими веществами на древнем Востоке, и вавилонские благовония славились далеко за его пределами. Жидкие эссенции хранились обыкновенно во флаконах из стекла или алебастра, а притирания — в коробочках из фарфора или халцедона. Изображенные здесь флаконы с надписями клинописью были найдены мистером Лейердом при раскопках Нимрода. Основными потребителями этих благовоний были сами вавилоняне. Геродот сообщает, что в период расцвета Вавилона среди его жителей было принято умащать все тело драгоценными ароматическими маслами и постоянно жечь благовонные курения. Склонные к роскоши вавилоняне также обильно использовали косметику. На веки и в уголки наносили стибиум — препарат из сурьмы, близкий к египетскому составу "кохл". Кроме того, на лицо наносили белила и румяна, а кожу, чтобы сделать ее более гладкой, шлифовали пемзой.

Николай из Дамаска рассказывает следующий забавный анекдот, ярко характеризующий вавилонские нравы. Во времена мидийского царя Артея его любимец Парсонд известный своим мужеством и силой, попросил царя позволить ему стать наместником Вавилона, так как правящий наместник по имени Нанар, как замечал Парсонд, был изнеженным, брился и пользовался косметикой. Царь отклонил эту просьбу. Вскоре об этой интриге узнал Нанар и поклялся отомстить Парсонду. Когда Парсонд охотился в окрестностях Вавилона, Нанар приказал его арестовать и, допрашивая, поинтересовался, по какой причине Парсонд так стремился занять его место. Тот ответил, что считает себя более достойным такой чести, более мужественным и более полезным царю, чем Нанар, который бреет бороду, подводит глаза стибиумом и красит лицо белилами. Услышав это, Нанар передал своего врага в руки рабов, которым приказал чисто брить его, натирать его тело пемзой, два раза в день купать, умащать его благовониями, подкрашивать глаза и укладывать волосы на женский манер. В результате такого тщательного ухода Парсонд вскоре стал выглядеть так же женоподобно, как и его соперник, и когда некоторое время спустя царь прислал за ним слуг в Вавилон, чтобы предложить своему любимцу освободившуюся вакансию, Нанар сделал так, что Парсонду пришлось встречать посланника в обществе ста пятидесяти танцовщиц, среди которых посланник не узнал его, приняв за женщину.

Не меньше вавилонян в искусстве усовершенствования своей внешности преуспели мидийцы. В "Воспитании Кира" Ксенофонт сообщает, что в возрасте двенадцати лет Кир вместе с матерью прибыл с визитом к своему деду, мидийскому царю Астиагу, тот встретил внука с подведенными глазами, гримом на лице и в роскошном парике с завитыми локонами. Мальчик, принимая все это за настоящее, повернулся к матери и в наивном удивлении вскричал: "Мама! Какой у нас хорошенький дедушка!" [6]

Персы переняли у мидийцев их склонность к благовониям и косметике. Как правило, персидские цари проводили лето в Экбатане, а зимние месяцы — в Сузе. Суза была знаменита своими прекрасными цветами, и прежде всего лилиями, давшими название этому городу, так как souson по-персидски означает "лилия". Любовь персов к приятным запахам доходила до того, что, согласно Динону, они носили на головах венки, сплетенные из мирры и ароматического растения, называвшегося "лабизус". Во дворцах правителей и знатных особ в курильницах искусной чеканки постоянно горели ароматические вещества; это отражено на приведенной здесь гравюре, выполненной на основе скульптурных изображений Персеполя.

Когда Александр победил Дария в сражении под Арбелой, среди прочих сокровищ он нашел в палатке персидского царя наполненный драгоценными благовониями ларец. Александр, в ту пору презиравший предметы роскоши, приказал высыпать благовония и поместить в ларец произведения Гомера. Надо заметить, что сам Гомер относился к благовониям куда благосклоннее, чем его царственный почитатель, и много раз прославлял их в своих поэмах. Да и сам великий завоеватель, проведя некоторое время в Азии, стал по-иному относиться к этому благу цивилизации. Атеней сообщает, что Александр имел обыкновение орошать полы редкими духами и приказывал возжигать в своем присутствии благовонное дерево, мирру и другие виды курений. [7]

Однако самым большим любителем благовоний среди азиатских владык античного периода считался сирийский царь Антиох Епифаний [8], который устроил в Дафне несколько представлений, где благовония играли чрезвычайно важную роль. В одной из организованных им процессий участвовали двести женщин, каждая из которых несла золотой кувшин с духами. В другой процессии шествовали юноши в ярко-красных туниках, несшие на золотых подносах олибанум, мирру и шафран, за ними следовали рабы, которые несли высокие, украшенные золотом и увитые плющом курильницы с ладаном высотой в шесть локтей каждая, а в середине находился большой прямоугольный алтарь. Каждого, кто входил в гимнасий, умащали благовониями из золотой чаши. Всего чащ было пятнадцать, и в каждой своя разновидность благовонии — шафран, корица, нард, fenum graecum, амаракус, лилия и т. д. Были приглашены тысячи гостей, которых роскошно угощали и провожали, увенчав венками из мирры и олибанума. Тот же царь купался однажды в публичных термах, когда какой-то человек, почувствовав исходивший от царя аромат, обратился к нему со словами: "Счастлив ты, царь, ибо от тебя исходит драгоценнейшее благоухание!". Польщенный этим замечанием, Антиох ответил: "Я дарую тебе те же духи, сколько ты пожелаешь". И царь приказал вылить ему на голову большой кувшин густого ароматического масла; увидев это, беднота окружила счастливца и кинулась собирать драгоценный состав. Это привело царя в безумный восторг, но от пролитого масла пол сделался настолько скользким, что царь поскользнулся и, утратив все свое величие, опрокинулся на спину, чем его веселье и закончилось.

Остальные азиатские народы также обильно употребляли духи и косметику и немало внимания уделяли своему туалету, однако, судя по всему, впереди всех оказались лидийцы, чрезвычайно изнеженные, которых Ксенофонт описывал следующим образом:

Горды великолепными прическами,
Умащены маслами ароматными.


Видимо, египетский обычай бальзамировать мумии в Ассирии и Вавилоне не практиковался — во всяком случае, в тех формах, которые были известны египтянам. Геродот пишет, что жители Вавилона бальзамировали своих мертвецов с помощью меда, но без применения определенных, ароматических веществ это едва ли было успешным. Ботта обнаружил в Ниневии множество погребальных урн, но эти урны содержат лишь фрагменты костей, а плоть давно обратилась в прах.

Ни один из античных народов не уделял так много внимания уходу за волосами и бородой, как ассирийцы. Роскошная масса падающих на плечи локонов и искусно заплетенные бороды так знакомы любому посетителю наших музеев, что я не считаю нужным подробно останавливаться на этой моде. В бороду царя обычно вплетались золотые нити, которые, контрастируя с естественным темным цветом, выглядели чрезвычайно эффектно. Головной убор имел полуконическую форму и украшался жемчугом и драгоценными камнями. Кир первым стал носить тиару. Однако на одном из персепольских барельефов он изображен с очень странным украшением на голове, довольно эффектным, но, вероятно, несколько неудобным; читатель сам может судить об этом на основании приведенного здесь рисунка, который вызывает навязчивые ассоциации с канделябром.

Дамы носили длинные локоны, распуская их по плечам и скрепляя только головной повязкой, как это можно увидеть на иллюстрации. Они носили массивные серьги, множество драгоценных камней и в большинстве своем были хороши собой. Однако те, кого природа одарила не столь щедро, не хотели из-за этого оставаться в одиночестве, и это породило существовавший в Вавилоне своеобразный обычай: в определенный день все "девушки на выданье" собирались вместе, и богатые женихи выбирали себе невест из числа самых красивых, платя за них выкуп остальным. Последние после этого могли легко найти себе женихов из тех молодых людей, которых приданое интересовало больше, нежели красота.

Все жители Азии очень дорожили своими волосами, и царь Карии Мавзол однажды сумел извлечь немалую пользу из этого пристрастия и пополнить оскудевшую государственную казну, прибегнув к следующей мере. Заблаговременно было изготовлено множество париков, которые как следует спрятали в царских кладовых; затем царь издал указ, предписывавший всем подданным обрить головы. Несчастные вынуждены были подчиниться, и когда несколько дней спустя агенты царя стали предлагать им парики, чтобы прикрыть бритые головы, те счастливы были приобрести их за любую цену. Неудивительно, что Артемизия после кончины своего премудрого супруга была безутешна и, не довольствуясь тем, что ежедневно пила вино, смешанное с его пеплом, еще и истощила государственную казну, воздвигнув в память о нем монумент, который причисляют к семи чудесам света.
_____________________________________________________

[1] "Потерянный рай", песнь IV (пер. А. Штейнберга)
[2] "Nineveh and its Remains" ("Ниневия — то, что от нее осталось") T. I, с. 78
[3] Вторая книга Царей, ХХIII, 5
[4] Геродот, том 3
[5] Тавернье, "Путешествие в Персию" (Tavernier, Voyage en Perse)
[6] Ксенофонт, "Воспитание Кира" (Cyropedia), т. I, с. З
[7] Athenaeus Dei pnosophistei b. ХII
[8] Атеней называет его "презренным Эпиманом" и "безумцем".

(1) ученый

(I) пер. Ар. Штейнберга

Latest Month

June 2017
S M T W T F S
    123
45678910
11121314151617
18192021222324
252627282930 

Tags

Powered by LiveJournal.com