?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

Дальний Восток.

Подобно парфюмерному торговцу
Твою одежду нюхает...


Пилпай "Индийский эпилог".


Путешествуя вокруг света, мы достигли наконец Дальнего Востока, сказочной страны древности, которую наши прозаичные и практичные современники называют Индией, Китаем и Японией. Здесь заканчивается наше хронологическое повествование, так как высокоразвитые цивилизации существовали на этих землях долгие и долгие века; здесь шел свой ход истории, здесь были не столь заметны перемены от столетия к столетию и почти неощутим прогресс. Начнем с Индии, так как известно, что благовония, привозимые из этой почти легендарной страны, упоминаются уже в древнейших письменных памятниках. Слава индийских благовоний легко объяснима, если вспомнить о чувственном темпераменте жителей этой страны, и о том сколь щедро природа одарила их своими ароматными плодами. Индийский поэт Калидаса, живший около двухсот лет назад, в эпоху правления царя Викрамадиты, и писавший на санскрите, в своих стихотворениях часто упоминает различные благовония и их ароматы. Особенно показательна в этом отношении драма "Шакунтала", или "Потерянное кольцо", из которой можно многое узнать о культовом и бытовом употреблении благовоний в Индии.

Большая часть жертвоприношений совершалась в храмах, посвященных трем божествам — Брахме, Вишну и Шиве. Согласно Ведам, жертвоприношение должно было состоять в возжигании священного костра из благовонного дерева, который зажигался с четырех сторон, соответствующих сторонам света. Огонь поддерживался с помощью ароматического масла; в пламя бросали считавшуюся священной душистую траву под названием "куса" [1]. В ходе вышеназванной драмы глава отшельников Канва, отец Шакунталы, производит такого рода жертвоприношение, вознося при этом молитву:

Огонь горит на очаге,
Огонь восходит с алтаря,
Горит священная трава.
Огонь взбегает к небесам.
Как жертва съедена Огнем,
Светло пылающим Огнем,
Так тени были, — где оне?
Исчезли в пламенном Огне.
Прими, все темное гоня,
Благословение Огня.
[2]

Как очевидно из этих слов, жертвоприношение для индусов было не просто обычной формой почитания богов, но также способом, при котором можно было привлечь к себе внимание божества и заручиться его покровительством, как это было принято у греков и римлян. В данном случае Шакунтала собирается вступить в брак, и отец испрашивает у богов благословения для нее.

Жертвоприношение могло совершаться не только в храме, но также нередко в священной роще. Имея в виду этот обычай, в той же драме царь Душьянта говорит:

И красный свет цветов горит сквозь синий
Благоговейно восходящий дым...


Использование священных трав в быту вовсе не возбранялось; в пьесе служанка Шакунталы Анашья использует священную пасту и траву "куса", когда готовит благовония и притирания для свадебного туалета своей госпожи. [3] Считалось, что некоторые из таких препаратов обладают целебными свойствами; к примеру, мазь из корня ушира [4], другое его название ветивер, или кус-кус (Anatherum muricatuv), индийские красавицы предпочитали любым другим средствам против лихорадки.

Обычай окрашивать хной ступни ног, по-видимому, уже в ту эпоху считался весьма древним; в пьесе один из отшельников, принесший свадебные подарки Шакунталы, следующим образом описывает таинственный лес:

На дереве одном, как лунный белый плод.
Висело шелковое свадебное платье,
С другого красная сочилася камедь,
Которой пальцы ног охотно красят девы...


В переведенной Паттерсоном древнеиндийской оде под названием "Мегха-дута" ("Облако-вестник") также упоминается об этом обычае:

Как будто роза
Прекрасных ног коснулась поцелуем
И им передала свой алый цвет...


Индуистская мифология насчитывает пять небес, над которыми владычествуют верховные боги. Брахма-лока (небо Брахмы) находится над горой Меру, небеса Вишну, Шивы, Куверы и Индры находятся над вершинами Гималаев. В этих небесных странах боги наслаждаются благоуханием. Величайшее сокровище неба Брахмы — голубой цветок:

Тот голубой цветок, что, как брамины учат,
Лишь райский сад почтил своим цветеньем...


Имеется в виду голубой чампак, фантастический цветок: единственная существующая на земле разновидность его желтого цвета [5]; желтыми цветами чампака индийские девушки украшают свои черные как вороново крыло волосы.

На небе Индры, которое носит имя Шварга, растет прекрасный розовый цветок кама-лата; он не только радует сердце того, кому посчастливится вдохнуть его аромат, но и способен исполнить любое его желание. Индра, который сродни античному Юпитеру, явно неравнодушен к приятным запахам: не случайно его изображают с грудью из сандалового дерева.

Кама — бог любви, индийский брат Амура, вооружен луком из сахарного тростника, а тетиву этого лука составляют пчелы. В его распоряжении пять стрел — пять чувств, посредством которых любовь может поразить сердце, и вместо наконечников у этих стрел — цветы. Излюбленная стрела Камы увенчана цветком чуты или манто. К сожалению, юные девушки, в силу своего нежного возраста не верящие в грозную силу этого коварного бога, сами снабжают его оружием, что можно заключить из следующих строк. Девушка собирает цветы манго, восклицая при этом:

Ветку манго в дар да примет
Пятистрельиый бог любви,
Меткий лук свой напрягая
В сердце, спящее вдали,
Пусть владыка нежной страсти
Сердце дальнего пронзит,
А у девушки те стрелы
Пусть ударятся о щит.


На первый взгляд, стрела, увенчанная цветком вместо наконечника, может показаться безобидным оружием, однако ранить она может весьма и весьма болезненно, во всяком случае, если верить этой поэтической жалобе влюбленного:

Цветочные стрелы твои
И режут, и колют, и жгут...


До сих пор в индуистских религиозных ритуалах широко используются цветы и благовония. При любой церемонии возжигаются ароматические курения, а храмы обильно украшаются свежими цветами. С помощью специальных красителей на лицо, руки и грудь наносятся священные знаки. Вишнуиты наносят на лоб горизонтальные красную и желтую полоски, а шиваиты рисуют полоску вертикально. На последней выставке в разделе "Ост-Индия" мне встретилось несколько образцов этого ритуального красителя, сильно ароматизированного сандалом и другими душистыми эссенциями. Во время религиозного праздника, который называется Мариата Кодам, индусы с головы до ног натираются мазью из шафрана и идут собирать милостыню, в обмен на которую раздают курительные палочки. Эти палочки, состоящие в основном из сандалового дерева, верующие принимают с истинным благоговением. Во время празднества в честь богини Дебродеи увенчанные цветами факиры зажигают священный костер, голыми руками держа раскаленные угли не выказывая при этом видимых признаков боли. Во время празднества, посвященного Кришне, над толпой верующих разбрызгивается смесь из ароматического порошка и розовой воды; такая традиция не способствует сохранности одежды. Сходный обычай существует в королевстве Бирма. В последний день тамошнего календаря 12 апреля, женщины обрызгивают водой каждого встречного. Это символизирует очищение от всего дурного, что было за прошедший год, и вступление в новый год без груза накопившихся грехов. В богатых домах для этой цели вместо простой воды используют порошок сандалового дерева, смешанный с розовой водой.

В Тибете также принято возжигать ароматические курения; иногда это делают с помощью специальных трубок, чаще же для этого используются гигантские алтари с отверстием наверху, внешне напоминающие печи для обжига извести [6]. Так как характерные для Индии ароматические смолы в этом северном регионе редки, основным благовонием для курения здесь служит можжевельник. Здесь также используется своеобразное приспособление для богослужения, представляющее собой кожаный цилиндр с текстами молитв, который вращают, держа за специальную рукоять. При каждом обороте звенит колокольчик, и это означает, что молитва прочитана. Некоторым даже такая "механизированная" молитва кажется утомительной, и молитвенный цилиндр (1), подобно мельнице, присоединяют к водяному колесу [7].

Отправляясь на промысел, кохинхинские рыбаки стремились умилостивить богов коварной стихии, сжигая для этого ароматическую древесину священных деревьев на простых, вытесанных из камня алтарях. Жители острова Ява, бывшие основными поставщиками птичьих гнезд, столь ценимых китайскими гурманами, перед каждой экспедицией производили жертвоприношение. Они закалывали буйвола, произносили определенные молитвы, умащали себя ароматическими маслами и окуривали бензоем вход в те пещеры, где рассчитывали найти искомое. Вблизи некоторых таких пещер проводили ритуал почитания богини — покровительницы искателей гнезд. Служившие этой богине жрецы возжигали благовония и возлагали руки на каждого, кто собирался подниматься за гнездами. [8]

Свадебный обряд у индусов проходит под своего рода балдахином, называемым "пендаль"; зажиточные люди богато украшают этот балдахин и укрепляют на нем множество ламп. С одной стороны под этим балдахином сидят жених и невеста (сидят, как правило, на корточках, как это принято у народов Востока), а на другом конце накрытой балдахином площадки горит священный огонь, называемый "оман". Его постоянно поддерживают, добавляя сандаловое дерево, ароматические курения, благовонные масла и тому подобные вещества, распространяющие при горении ароматный дым. Прочитав предписанное ритуалом множество молитв, брамины приступают к индусскому "венчанию", которое заключается в том, что новобрачных осыпают рисовой мукой, смешанной с шафраном. Свадебная церемония считается завершенной, когда муж дарит жене золотую статуэтку божка так называемую "тале". Замужние женщины носят такие статуэтки на шее вместо принятого у нас, европейцев, обручального кольца. [9]

Погребальные обычаи предписывали сожжение умерших; если покойный был богат или если его родственники хотели проявить свое почтение, то погребальный костер складывали из ароматических сортов дерева. Когда небезызвестный обычай "сута" (2) еще практиковался, безутешные вдовы могли найти своего рода "утешение" в том, что их смерть станет подобна смерти Сарданапала, задохнувшегося в благоуханном дыму. Теперь же, когда английское правительство запретило этот варварский обычай, вдовы заканчивают свои дни так же, как и все прочие смертные.

Немногие страны мира могут сравниться с Индией в богатстве и многообразии цветов и растений.

Там тысячи цветов цветут, благоухая,
Бутоны пьют росу, проснуться торопясь,
Там каждый из цветов, сияя лепестками,
Льет аромат в дурманно-сладкий воздух,
Там роза книгу лепестков своих листает,
Тюльпана чаша там, как алое вино,
Там ветер северный душистой амброй веет...
[10]

В южных провинциях Индии широко распространена тропическая растительность, в северных же — и особенно в Кашмире — обильно цветут розы и другие привычные нам цветы.

Вам ведома краса далекого Кашмира?
Кашмирских роз цветы прекрасней всех других.
Там храмы высоки и родники подобны
Очам прекрасным, отражающимся в них.
[11]

Розовое масло производится в Индии с давних пор; лейтенант Полье в своих "Азиатских путевых записках" так описывает его происхождение:

"Норджихан-бегум ("свет мира"), любимая жена Джехан-Джира, гуляя однажды в своем саду, увидела на поверхности заполненного розовой водой канала несколько плавающих маслянистых капелек и приказала выловить их. Найденное вещество обладало таким великолепным запахом, что Джехан-Джира приказал найти способ приготовления, чтобы специально производить эту драгоценную эссенцию".

Вторым "фаворитом" среди душистых растений был жасмин, который индийские поэты называли "лунным светом в рощах". Существуют две основные разновидности жасмина, различающиеся оттенками аромата — "торе", то есть Jasminum grandiflorum, и "самбак" (Jasminum hirsutum). Наряду с другими душистыми цветами заслуживают упоминания панданг (Pandanus odoratissimus), чампак (Michelia champaca), курна (Phoenix dactilifera), букол (Minusops elengi), разумеется, хна (Lawsonia inermis), цветы которой обладают сильным и приятным запахом.

Из всех этих цветов путем дистилляции изготавливают ароматические эссенции. Крупнейшим центром их производства является Газипур, город, расположенный на северном берегу Ганга, несколько выше по течению, чем Бенарес. Способ производства ароматических эссенции весьма прост. Лепестки цветов смешивают с равным их удвоенному весу количеством воды, закладывают в керамические перегонные аппараты и оставляют на ночь; под действием прохладного ночного воздуха дистиллат собирается в специальных открытых сосудах. К утру цветочное масло собирается на поверхности жидкости, откуда его аккуратно извлекают. Такие эссенции были бы удивительно хороши, будь они чистыми. Однако почти все изготовители эссенций, более или менее сведущие в своем ремесле, добавляют к лепесткам цветов сандаловые щепки, чтобы тем самым облегчить выделение ароматических масел, которые в результате такого усовершенствования приобретают сильный сандаловый запах. Кроме вышеописанных эссенций, ароматические масла из некоторых цветов изготавливают следующим образом. Маслянистые зерна сезама покрывают лепестками цветов и слоями укладывают в закрытый сосуд. Несколько раз увядшие цветы заменяют свежими, после чего из зерен сезама выжимают масло. Это масло имеет ярко выраженный цветочный запах.

Излюбленными запахами индийцев являются мускус, цибетин, амбра, нард (Valeriana jatamansi) [12], пачули и кускус. Последний представляет собой корневые волокна растения Atherum muricatum, из которых изготавливают циновки и занавески. Если такие изделия во влажном состоянии выставить на солнце, то они будут испускать приятный запах.

Цветы и ароматы играют немалую роль в индийской поэзии, и приводимые далее строки из поэмы "Анвар и Суайли" говорят о том, какие великолепные метафоры могут быть с ними связаны:

Мораль подобна мускусу, который
Сокрыт от глаз, но чувство привлекает...


"Девушка вошла в покои царя, ее лик подобен свежему цветку розы, розовеющему под легким утренним ветерком, ее кудри подобны лепесткам гиацинта, укрытым покровом из чистого мускуса".

Ей в кудри вплетены жасмин и гиацинт,
Фиалкам темным локоны подобны,
Струясь вдоль щек, касаясь глаз, чаруют
Сердца они, подобно нарду...


А вот каково описание изнуренной болезнью девушки:

"С тех пор как немилосердный взгляд судьбы столь внезапно коснулся этого розовощекого кипариса, красавица склонила голову на ложе болезни, и в саду ее прелести на месте дамасской розы распустился шафран. Под натиском лихорадки высох свежий жасмин, и завитки гиацинтов утратили стойкость от жара, изнурявшего красавицу".

Склонился тонкий стан, надломленный печалью,
И гиацинты локонов поникли...


В отличие от своих европейских коллег "ганд-хи", индийские парфюмеры, обходятся без огромных стеклянных витрин и роскошных магазинов. Все их "заведение" состоит из нескольких мешочков, коробок и подносов, на которых и выставляется разнообразный душистый товар.

Индийские цирюльники также работают прямо под открытым небом, весьма искусно обращаясь с устрашающего вида инструментом, представляющим собой укрепленную на шарнирах бритву. Приведенная в нашей книге гравюра изображает один из таких инструментов из коллекции мистера Берту — индийскую "бритву", позолоченную, украшенную гравировкой и драгоценными камнями.

До сих пор в этих заметках речь шла только об индусских обычаях, однако на территории Индии проживают и мусульманские народы, некоторые обычаи которых заслуживают хотя бы краткого описания. В принадлежащей перу уроженца Деккана Джафара Шарифа книге "Qanoon-e-Islam" можно найти вполне достоверные сведения об этих народах.

Разумеется, обычаи индийских мусульман обнаруживают значительное сходство с обычаями их арабских предков, и склонность к благовониям, судя по всему, ничуть не уменьшилась со времен Магомета. Во время всех церемоний возжигают (ood) — курение, состоящее из бензоя, алоэ, сандалового дерева, пачули и других веществ; как только умершему закрыли глаза, у его ног тут же зажигают курильницу (oodsoz). В ритуальных целях употреблялась также мазь из сандалового дерева — применение ее столь широко, что для описания всех случаев, когда ею пользуются, понадобилась бы целая отдельная книга. Я хотел бы здесь остановиться только на одной, а именно на магии "давут", или экзорцизме (3). С помощью мази "sundul" на доске рисуют магические круги, квадраты и другие фигуры, в центре которых должен оказаться демон, якобы овладевший пациентом. Во время ритуала экзорцист повторяет арабские заклинания и зажигает перед носом одержимого ароматические курения, заставляя его тем самым вдыхать дурманящий дави. Видимо, демонам совсем не нравится запах курений, раз их можно "выкурить" подобным образом. В этой книге приведены совершенно точные копии магических рисунков, изображающих некие подобия демонов.

В качестве примера обильного до расточительности употребления благовоний в быту можно привести описание мешочка с туалетными принадлежностями, называемого "сингардан", который является обязательной частью свадебных подарков, преподносимых женихом невесте. Наряду с другими принадлежностями в этом "нессесере" находились пандан — коробочка для хранения бетеля, ароматической жевательной смеси; флакон с розовым маслом; "гулаб-паш" - сосуд для опрыскивания гостей розовой водой, коробочка для хранения пряностей, другая коробочка — для "мизе" (порошок из чернильных орешков и купороса, предназначенный для чернения зубов) [13]; коробочка с "сурьмой" для подводки глаз, с составом "каджуль" для подчеркивания ресниц, гребень, зеркало и т.п.

Упомянутый "каджуль" употреблялся так же, как и уже описанный в предыдущих главах, "кохл". Сурьма же наносилась на внутреннюю часть век; существует особая традиция, связанная с происхождением этого обычая. Согласно преданию, Бог, повелев Моисею подняться на гору Синай, проделал в небе отверстие величиной с игольное ушко, чтобы показать пророку свой лик, и Моисей впал в транс. Придя в себя через несколько часов, Моисей тут же отправился к горе Синай и увидел, что вся гора охвачена пламенем. Гора заговорила и спросила Всевышнего: "Почему Ты покрыл пламенем меня, ничтожнейшую из гор?" Тогда Господь сказал Моисею: "Отныне ты и твои потомки будете размалывать землю с этой горы и наносить ее на глаза". С тех пор и появился упомянутый обычай, а продающаяся на базарах Индустана сурьма считается землей с этой горы. [14]

Наряду с другими распространенными среди индийских мусульман благовониями заслуживают упоминания "абир" — ароматический порошок, наносимый на лицо и тело и изготавливаемый из сандалового дерева, алоэ, тумерика, розы, камфары и цибетина, а также другой порошок под названием "чикса", состоящий из горчичных семян, муки, fenum graecum, кипариса, сандалового дерева, пачули, кус-куса, анисового семени, камфары, бензоя и всевозможных пряностей. Кроме того, индийские мусульмане используют пастилки из бензоя и других ароматических веществ, которые называются "уггур-ки-бутти". Для натирания тела применяется также "ургуджа" — ароматическая мазь из сандала, алоэ, розового масла и жасминовой эссенции. Используется также зубной порошок под названием "мунджун", состоящий из обожженной миндальной скорлупы, табачного пепла, черного перца и соли.

Индийские женщины тщательно ухаживают за своими волосами, которые у них, как правило, длинные, красивого цвета, но не слишком мягкие, поэтому волосы смазываются ароматическим маслом. На голове жительницы Индии носят украшения, а женщины из беднейших сословий вместо драгоценных камней носят стеклянные бусы и искусственный жемчуг. Иногда прическу украшают живыми цветами, и серебристо-белый жасмин или золотистый чампак составляют эффектный контраст с угольно-черными косами. За ухом укрепляют цветы "сириша" (разновидность акации):

Сирис-цветок в волосах, возле уха,
Тычинки цветка прикоснулись к щеке,
И лотосы, точно осенние луны,
Их нежная перевязь между грудей.


Некоторые закрепляют волосы с помощью сетки, однако чаще носят узел из длинных волос. Во время траура женщины заплетают косы. Танцовщицы — или баядерки — спереди носят короткие локоны, а сзади — косы. Приведенная здесь иллюстрация дает представление о том, как выглядят тамошние красавицы. Возможно, эта дама выглядела бы еще привлекательнее, не будь у нее серьги в ноздре, которая, с нашей точки зрения, выглядит весьма странно и к тому же, вероятно, весьма неудобна.

Жители Гималаев (4) заплетают волосы в косы, причем женщины носят две косы, а мужчины — одну. Представители народности лепха заплетают косу на макушке и укладывают ее дугой над головой, как это было показано на иллюстрации к первой главе; такая прическа достигает 22 сантиметров в высоту. Они тщательно следят за своей прической и, как правило, носят с собой карманный гребень с затейливой резьбой — подобный тому, что изображен на рисунке.

Теперь мы перейдем к Китаю, где различными ароматическими веществами пользовались еще с глубокой древности. Поговорка, приписываемая Конфуцию (или Конг-Фу-Цзе), гласит: "Курения изгоняют дурной запах, а свечи озаряют сердца людей". Из этого можно заключить, что то и другое широко использовалось в общественной и частной жизни Древнего Китая; скептики даже могут решить, что сердца его жителей требовали особого освещения, а естественный запах в их храмах и жилищах был не слишком приятным. Курения представляют собой ароматические палочки (ван-хенг) и особую бумагу (юэн-пао). Потребление их достигает таких масштабов, что, согласно Моррисону, в одной только провинции Кантон насчитывается не менее десяти тысяч производителей этой продукции.

Обычай предписывает утром и вечером зажигать по три курительные палочки. Как правило, их укрепляют в специальном стационарном сосуде для курений; такие сосуды имеют изысканно форму, один из них - из храма в Тонг-Чу-Фу - изображен на рисунке. Иногда небольшие сосуды подобного рода ставят у ног различных идолов, как показано на рисунке, изображающем статую Осторожности.

В церемониальном зале Пекина называющемся Ти-ванг-мья-о, в память об усопшем императоре в двенадцати больших урнах курятся благовония. Когда мандарины входят в тронный зал, они возжигают благовония перед царствующим монархом; если же он отсутствует, те же почести воздаются пустому трону. Подобная церемония проводится также на ежегодном празднестве, посвященном Конфуцию.

Благовония используются и в китайских погребальных обрядах. Тело усопшего обмывают, умащают благовониями и одевают в лучшие одежды, его портрет помещают в центре комнаты и ставят под ним сосуд с курительными палочками, который является обязательным атрибутом любого китайского дома. Участники похоронной процессии, сопровождающие покойного к месту захоронения, всю дорогу жгут некое подобие ароматических спичек. Ближайшие родственники опираются на посохи, демонстрируя тем самым, что скорбь полностью лишает их сил, а женщины, которых несут в палантинах, закрытых белыми шелковыми занавесями, громко причитают.

Китайская парфюмерия не слишком разнообразна. Кроме уже упомянутых курительных палочек, жители Китая используют некоторые ароматические масла и эссенции, запах которых скорее резок, нежели приятен. К наиболее распространенным видам парфюмерии относятся духи для ароматизации одежды эхенг и помада для волос хенг-цау. Излюбленным запахом китайцев является мускус, и это неудивительно, если вспомнить, что весь мир использует мускус из китайских провинции Моханг-Манг и Моханг-Винан. Китайцы высоко ценят мускус не только за приятный запах, но и за то, что, по их представлениям, он исцеляет все болезни, какие только существуют в мире. Это мнение подкрепляется крупнейшими авторитетами китайской медицины. Пао-по-цзы рекомендует его как наилучшее средство избежать змеиного укуса. Каждому, кто путешествует в горах, следует положить небольшой шарик мускуса под ноготь большого пальца ноги, чтобы его запах отпугивал змей, так как мускусный олень, у китайцев называемый "шай", поедает этих пресмыкающихся. Перечень веществ, используемых в китайской парфюмерии, дополняют сандаловое дерево, пачули и ассафетида.

В Китае произрастают некоторые цветы с приятным запахом, такие, как квай-хуа (Olea fragrans), льен-хуа (Nymphaea nelumbo), ча-хуа (Camellia sesanyna) и мо-лю-хуа, разновидность жасмина с таким сильным запахом, что одного цветка достаточно для ароматизации целой комнаты. В распоряжении китайских парфюмеров находится также множество сортов ароматической древесины, однако эти дары природы до сих пор почти не используются. Правда, китайцы высоко ценят плоды кедра, растущего в горах Чонг-те-фу, и развешивают их в комнатах для ароматизации воздуха.

Мыло в Китае не производится и не используется. Природная щелочь под названием "кин", значительные месторождения которой находятся в окрестностях Пекина, используется для стирки белья. Что до гигиенических процедур, то я вынужден заметить, что недостаток моющих средств не составляет для жителей Китая особой проблемы, так как они не слишком любят мыться. Китайские красавицы, пренебрегающие мылом, тем не менее вовсе не испытывают подобного предубеждения к косметике, которую они обильно наносят на кожу. Если хотят улучшить цвет лица, то на ночь его покрывают смесью чайного масла и рисовой муки, а утром маску тщательно удаляют — точно так же, как поступали еще в Древнем Риме дамы. На лицо наносят белую пудру, называющуюся "мин-фун", щеки, губы, ноздри, а также кончик языка подкрашивают кармином, завершают такой грим рисовой пудрой, которая смягчает все краски. Некоторые используют в косметических целях также мякоть плода лунг-джу-эн, из которого готовят нечто вроде крема.

Китаянки используют три основных стиля прически, по выбору стиля можно определить, девушка перед вами, замужняя дама или вдова. С детских лет и до замужества китаянки сзади заплетают волосы в косу, а спереди зачесывают на лоб и подстригают в форме полумесяца. В день свадьбы на голову невесте надевают "корону" из блесток, а на следующий день впервые делают прическу в знаменитом стиле "чайного домика", как это показано на рисунке. По праздникам такую прическу в зависимости от сезона украшают живыми или искусственными цветами. Вдовы частично обривают голову и носят повязку, которую закрепляют на голове множеством длинных шпилек, порой весьма дорогих.

Мужчины бреют голову, оставляя только одну длинную прядь волос на макушке, которой очень гордятся, хотя изначально эта деталь означала покорность татарским завоевателям. Если волосы на голове редкие, в эту косицу вплетают шелковые нити или конский волос, дабы придать ей более почтенный вид. Иногда во время работы эту косицу оборачивают вокруг шеи, однако, заметив приближение постороннего, ее поспешно возвращают в прежнее положение, так как встречать гостей в таком виде считается неприличным.

Китайские брадобреи называются "те-тау-тет-джин", то есть дословно "бреющие головы", так как именно это является их основной обязанностью; однако, как и прежние европейские цирюльники, они умеют пускать кровь и производить мелкие хирургические операции. Как можно видеть на рисунке, китайские цирюльники работают прямо под открытым небом.

Многие японские обычая в значительной степени похожи на китайские. Здесь столь же невелик список применяемой парфюмерии; в основном он ограничивается помадой под названием "ниоябра", состоящей из масла и воска; "джинко" — ароматическим деревом, которое жгут в храмах и частных домах; так называемыми "ниои-букоро", разновидностью саше, а также "хамигаки" — зубным порошком из морских раковин и душистых трав. В Японии давно известна европейская парфюмерия, но спрос на нее крайне невелик и едва ли следует ожидать его увеличения в ближайшем будущем. В погребальных ритуалах ароматические вещества используются примерно так же, как использовались у греков и римлян: умершего укладывают на костер из благовонного дерева, младший из детей покойного поджигает костер с помощью факела, и все присутствующие льют в огонь ароматические масла, бросают алоэ и различные сорта благовонного дерева. Японские дамы пользуются косметикой примерно так же, как и китаянки, и по приведенному здесь рисунку мы можем судить о том, что забота о своем туалете для японской женщины имеет немалую важность. В моей библиотеке есть японская книга, из которой я позаимствовал приведенный здесь портрет красавицы, одной из тех прелестных созданий, которыми восхищался японский поэт:

Один ее взгляд —
И ты покинешь свой город.
Еще один взгляд —
И ты лишишься царства.


Японские дамы тщательно следят за своими волосами. Они делают всевозможные, нередко весьма сложные прически, в которые втыкают невероятное количество шпилек из черепахового панциря или лакированного дерева; иногда прическу украшают также живыми цветами. Замужние женщины чернят зубы и выщипывают брови.

Мужчины выбривают волосы на лбу и затылке, а оставшиеся на висках и макушке укладывают поверх головы. Приведенный ниже рисунок изображает одну из распространенных женских причесок. Перед началом этой главы читатель мог видеть гравюру из издающегося в Нагасаки парикмахерского журнала, демонстрирующую все разнообразие причесок и головных украшений, находящихся в распоряжении японских мужчин и женщин. Нижняя часть гравюры посвящена женским прическам, а верхняя часть - сильному полу. В цветном варианте места, которые необходимо выбривать, обозначены голубым цветом.

Итак, японцы прилагают множество усилий, чтобы избавиться от того, что европейцы столь тщательно стремятся сохранить, они имитируют лысину, которую мы стыдливо прикрываем париком. Таково разнообразие эстетических вкусов у разных народов. Одни бреют подбородок, другие - голову, и каждый готов не пожалеть бранных слов для тех, кто не разделяет его вкусов.
__________________________________________________

[1] Мне кажется, что именно эта трава была представлена на последней Выставке в коллекции из Ост-Индии под названием "куса". Это Andropogon nardus, или имбирная трава (неправильно называемая "индийской геранью"), из которой получают масло, используемое в парфюмерии.
[2] "Шакунтала" ("Сакунтала"), пер. К.Бальмонта, акт IV
[3] "Шакунтала", акт IV
[4] Видимо, имеется в виду кус-кус, или ветивер (Anatherum muricatum)
[5] Michelia champaca
[6] Доктор Хукер, "Гималайский журнал", т. I
[7] Доктор Хукер, "Гималайский журнал", т. I
[8] Лорд Макартни, "Embassy to China"
[9] L'Indoustan, т. III
[10] "Анвар и Суайли", гл. I
[11] Томас Мур, "Лалла Рук"
[12] см. гл. III
[13] Выходя замуж, женщины зачерняют зубы и поддерживают их таком состоянии на протяжении всей жизни мужа.
[14] Qanoon-e-IsIam, XCV

(1) буддийская молитвенная мельница
(2) сожжение вдов
(3) изгнание бесов
(4) царство снегов (санскр.)

Latest Month

June 2017
S M T W T F S
    123
45678910
11121314151617
18192021222324
252627282930 

Tags

Powered by LiveJournal.com