?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

Современные первобытные народы.

Увиты кудри рядом жемчугов,
Рожденных у персидских берегов,
Трепещущие перья на висках,
Ракушки на груди и на руках.


Фрайлиграт.


В начале этой книги уже упоминалось о том, что не только цивилизованные народы представляют интерес с точки зрения истории парфюмерии, но и отдельные примечательные обычаи первобытных племен заслуживают описания. Даже находящийся на уровне варвара человек в любую эпоху и в любой стране стремится искусственными средствами улучшить свою внешность; и хотя, на наш взгляд, его достижения могут показаться весьма скромными, просто немилосердно будет не отметить, что, со своей точки зрения, первобытный человек выполняет поставленную задачу. Щеголь племени ботокудо, гордящийся гигантским деревянным диском, укрепленным в его растянутой нижней губе, без всякого сомнения, имеет столь же высокое мнение о своей внешности, что и европейский франт, только что вышедший из заботливых рук своего камердинера. И, в конце концов, кто может вынести окончательное решение о том, каковы должны быть эстетические нормы? Если бы те, кто полагает, что наши вкусы всегда — верх совершенства, поизучали моды пятидесяти—шестидесятилетней давности, весьма вероятно, что без всякого почтения они назвали бы наших дедушек и бабушек старыми огородными пугалами. И разве наши внуки полвека спустя не могут составить о нас подобное же мнение?

Прежде чем закончить историческую часть книги обзором европейских мод от распада Римской империи до наших дней, мы бросим беглый взгляд на различные уголки земного шара, обитатели которых всевозможными способами украшают свои лица, хотя при этом почти или вовсе лишены представления о достижениях цивилизации. Употребление ароматических веществ у этих народов ограничивается лишь тем, что их относительно неразвитое обоняние зачастую заставляет их предпочесть интенсивные тяжелые запахи изысканнейшим изделиям европейских парфюмеров. Однако, если считать косметикой разнообразные пигменты, используемые первобытными племенами для раскрашивания лица и тела, придется признать, что эта косметика находит весьма широкое применение. И почему нельзя отнести разноцветные краски, которыми американские индейцы расписывают свои физиономии, привлекая тем самым своих "скво" и устрашая врагов, к той же самой категории, что и патентованные косметические средства некоторых лондонских красавиц, которые уверены в том, что косметика сделает их прекрасными? Что касается причесок, то наши европейские парикмахерские моды, которые кажутся столь многообразными и порой эксцентричными, могут много потерять в сравнении с фантастическими изобретениями варварских парикмахеров в области укладки и стрижки роскошных шевелюр своих соплеменников.

Начиная это экзотическое путешествие с Африки, мы убедимся, что обычаи употреблять масла и притирания для головы и всего тела не менее распространен среди местных жителей, нежели в древности — среди греков и римлян. Главным основанием для такой практики, без сомнения являются соображения здоровья: густым слоем жирных притирании жители жарких африканских стран защищают кожу от палящих солнечных лучей по такому же принципу, каким руководствуется кухарка, поливающая жиром свое жаркое чтобы оно не подгорело. Однако натирание маслом имеет для африканцев не только гигиеническое, но и эстетическое значение. Они гордятся своей гладкой, маслянистой кожей не менее, чем парижане — начищенной обувью, и для африканской женщины нет большего комплимента, чем заверения в том, что она выглядит "маслянистой и блестящей". Желаемого эффекта достигают с помощью разного рода маслянистых субстанций — таких, как кокосовое масло, пальмовое масло, а также вещество, называемое "це". Его получают, размалывая в ступке и разваривая в воде плоды одного из деревьев, произрастающих на западном берегу Африки. Все эти масла, как правило, ароматизируют душистыми травами или деревом, однако, по мнению путешественников, их запах "скорее необычный, нежели приятный". В том, что этот запах весьма интенсивный, сомневаться не приходится, и это подтверждается мнением мистера Хатчинсона об одной из разновидностей африканской парфюмерии — помаде тола, употребляемой в провинции Фернандо По. В книге "Теп Years in Aethiopia" (1) он сообщает: "О близости деревни свидетельствует прежде всего запах помады тола, который доносится даже с самым легким ветром, указывая дорогу в буше".

Тот же путешественник приводит занимательное описание свадебного туалета жениха в этой провинции: "Возле небольшой хижины, принадлежавшей матери невесты, я узнал счастливого жениха, которого будущая теща готовила к предстоящей свадьбе. Пока на его туловище, руках и ногах укреплялись бесчисленные шнуры-"чиббу", искусная в приготовлении притираний женщина с небольшой черной трубкой в зубах накладывала на его тело пасту тола. Казалось, что жених не слишком доволен происходящим: то и дело он кидал мрачные взгляды на кусок ямса, по форме напоминавший почку, который держал в руках; в выпуклую часть клубня было воткнуто красное перо попугая. Мне сказали, что такое сооружение называется "нчоба" и предназначено для защиты от сглаза в этот ответственный день".

Не следует думать, что столь сложный туалет предписывался исключительно мужскому полу. В той же книге мистер Хатчинсон описывает и невесту: "Она сгибалась под тяжестью колец, ожерелий и поясов-"чиббу", толстый слой помады тола придавал ей сходство с эксгумированной мумией — за исключением лица, которое было совершенно белым. Такой цвет лица объяснялся не столь избытком скромности (здесь как раз следует заметить, что когда представители негроидной расы краснеют, их щеки делаются синими), сколь избытком белил, по местным представлениям, символизирующих чистоту. Как только она вышла за ограду, началась свадебная процессия, во время которой все тело невесты было окрашено в белый цвет". Не правда ли прекрасная замена классическому европейскому венку из флердоранжа? И какой волнующий контраст должен возникнуть, когда краска постепенно осыплется и откроется темная кожа, на которую эта краска была нанесена!

Доктор Ливингстон, Дю Шелю и другие исследователи Африки оставили занимательные описания тех фантастических причесок, которые сооружают у себя на головах местные жители. Прическа, принятая у племени бушуколомпос, представляет собой конус, похожий на шлем [1], а женщины племени лонда укладывают волосы так, что прическа заостряется на лбу и на затылке; в такую прическу задорно втыкают резную деревянную шпильку, выполняющую роль перышка. [2] Красавицы племени ашира предпочитают сложное сооружение из множества косичек, которые, подобно лучам, расходятся в стороны от головы и концы которых прикреплены к наружному обручу. Такая прическа придает африканкам немалое сходство со статуями святых в католических странах: их лица, окруженные этим своеобразным нимбом, приобретают ангельский вид. Женщины племени макололо стригут волосы очень коротко, а жители Сахары выбривают переднюю часть головы, оставляя лишь одну прядь, которая заплетается в косичку и спускается на лицо. [3] Согласно описанию сэра Джона Барроу, волосы готтенготов выглядят весьма странно, так как не покрывают голову целиком, а представляют собой как бы отдельные пучки. Коротко стриженные, на вид они напоминают жесткую сапожную щетку и на ощупь производят такое же впечатление.

Многочисленные и весьма своеобразные прически встречаются также среди племен Униамонеци ("мировых гор"); несколько их изображений, приведенных здесь, взяты из достаточно интересной книги капитана Бартона "Voyage to The Lake Regions of Central African" (2). Чтобы довести свою внешность до совершенства, представители этих племен делают на щеках с помощью бритвы или ножа два глубоких симметричных пореза. Такие порезы принято наносить и среди прекрасного пола, однако дамы, всегда склонные к кокетству, еще и окрашивают рубцы в синий цвет.

Среди мужчин на острове Мадагаскар было принято носить длинные волосы и заплетать их в косы длиной в 8-10 сантиметров с узелками на концах. Однако король Радама считавший эту моду непрактичной для своего войска, издал эдикт, предписывавший всем солдатам остричь косы. Разумеется, этот указ встретил немалое сопротивление как среди мужчин, гордившихся своими волосами не меньше, чем гусары нашего столетия своими галунами и шнурами, так и среди женщин, считавших большой честью ухаживать за волосами своих мужей, заплетая их в косы и умащая кокосовым маслом. Когда король Радама понял, что королевский приказ не достиг цели, он решил добиться своего личным примером и однажды устроил смотр войскам, появившись перед солдатами с коротко остриженными волосами. Те, желая порадовать своего повелителя, более не колебались и пожертвовали своими волосами. Однако некоторые из числа особо упрямых, поддерживаемые своими женами, продолжали сопротивляться и произвели заметные волнения. Увидев это, король приказал страже без лишнего шума взять ослушников, отвести в ближайший лес и там отрезать их волосы так, чтобы они больше не выросли. Понятливые стражники с большим усердием выполнили приказ и отсекли осужденным волосы вместе с головами. [4]

Судя по всему, обычай заплетать волосы в косы преобладает во всей Африке; согласно консулу Петерику, этот обычай почти не знает исключений среди обоих полов на всей восточной части континента, от горы Синай до Белого Нила. О проживающих на вышеназванной территории арабах-хассанидах он сообщает: "И мужчины, и женщины причесываются с одинаковой тщательностью, те и другие носят косы, однако заплетают их на различный манер: мужчины зачесывают волосы спереди назад и заплетают их в многочисленные косички на затылке, женщины же заплетают косы на затылке и по бокам, украшая их кораллами, янтарными бусинами, а также мелкими латунными подвесками. Популярными украшениями являются также укрепленные на кончиках кос латунные наперстки, свешивающиеся на лоб старинные латунные пуговицы и тому подобные мелкие латунные безделушки. Как правило, латунные наперстки с помощью узелка закрепляются на затылке и свешиваются назад. Курчавые волосы жителей Нубии также заплетаются в косы и укладываются различными способами. Чаще всего волосы заплетаются во множество плотно прилегающих к голове мелких косичек, свисающих вниз на затылке и по бокам. Другой вариант прически представляет собой волосы, заплетенные в косички только возле самой головы, а оставшиеся длинные концы, увлажненные клейкой жидкостью, просто расчесывались и таким образом "укладывались", образуя вокруг головы настоящую копну. Так как создание такой прически требует много времени, ее обновляют только один или два раза в месяц. Чтобы прическа не потеряла форму, ее обладатели вынуждены во время сна класть голову на специальный табурет с углублением для затылка, и это наглядно демонстрирует, что жертвы моды встречаются даже в самых отдаленных уголках Земли". [5]

Абиссинские женщины носят в волосах деревянные или слоновой кости гребни различной формы, искусно вырезанные и окрашенные хной. Среди них также принято носить венки на голове и на шее. а самые утонченные носят на груди еще и большие плоские серебряные коробочки, наполненные ароматизированной ватой; такие коробочки выполняют роль амулетов. Бедуины с Синая заплетают волосы в косички и укладывают их таким образом, что в нижней части лба образуется выступ в форме рога длиной в пять-восемь сантиметров. Девушки носят на головах повязки из множества разноцветных бусин, с которых свешиваются тщательно отшлифованные устричные раковины. Посредством последних девушка дает знать юношам своего племени, что она не прочь выйти замуж. Возможно, язык цветов покажется намного поэтичнее, однако впору пожалеть о том, что такого обычая не существует в Англии: вид устричных раковин мог бы придать решимости робким молодым людям и побудить их сделать предложение.

Все жители Верхнего Египта, которые могут себе это позволить, обильно употребляют парфюмерию и косметику. Мускус для ароматизации одежды и кохл для подкраски ресниц являются обязательной частью подарков, которые, согласно обычаю, невеста получает от своего жениха. Движимый похвальной заботой о будущих нуждах семьи, жених за несколько дней до свадьбы усаживается на циновку у дверей мечети, выставляет на подносе свадебные подарки, а благочестивые мусульмане подают ему милостыню.

В глубине страны важнейшей и наиболее часто используемой разновидностью парфюмерии (если только это название здесь уместно) является в большей или меньшей степени ароматизированная помада, которую местные жители хранят в скорлупе страусовых яиц и используют весьма обильно, причем особенно "стильным" считается накладывать комок помады на голову так, чтобы она стекала по всему телу. Некоторые просто обмазывают голову и тело помадой с помощью страусового пера, которое носят при себе в футляре из рога буйвола. Изображенный на рисунке экземпляр этого необычного туалетного приспособления я обнаружил в уникальной коллекции мистера С. Г. Берту. Насколько мне известно, это единственная коллекция такого рода во всей Европе.

В Нубии существует весьма своеобразная разновидность купания, которая заслуживает отдельного описания. Консул Петерик пишет о том, как он был поражен, когда однажды в Бербере он заказал ванну, после чего вошла молодая негритянка, неся с собой только кувшин и чайную чашку. Кувшин был наполнен тестом, а в чашке находилось небольшое количество ароматизированного душистыми пряностями масла. Тесто как следует втиралось в кожу, затем удалялось вместе с прилипшей грязью, после чего тело растиралось маслом. Такая процедура, называемая "дилка", весьма популярна среди местных жителей. Мистер Петерик отметил ее благотворное действие и именно ей приписывает практически полное отсутствие кожных заболевании среди туземцев, а также их способность переносить пронизывающий ветер зимнего сезона в своей обычной легкой одежде.

В Судане даже такое "купание" заменяется окуриванием ароматическими веществами. Рядом с постелью в земляном полу выкапывают яму, в нее ставят глиняный горшок и в этом горшке сжигают пахучую древесину дерева туллох. Местные жители присаживаются на корточки и, с головой накрывшись толстым шерстяным одеялом, склоняются над ямой и в таком положении, погрузившись в облако пахучего дыма, проводят около десяти минут; эта процедура активизирует кожное дыхание, тонизирует и очищает кожу. Дамы, которые особенно часто прибегают к описанной процедуре, со временем покрьваются своего рода ароматической "глазурью", что среди туземцев высоко ценится и считается особым шиком.

Даже в самых глухих и диких уголках Центральной Африки местные жители в соответствии со своими первобытными представлениями стремятся усовершенствовать природу с помощью искусства.

В племени ним-иим, проживающем в глубине Африки, на самом экваторе, принято тщательно ухаживать за волосами, заплетая их в толстые, прикрывающие затылок косы и украшая их шпильками из слоновой кости, длина которых бывает от пятнадцати сантиметров до фута. Этим шпилькам резчики придают красивую форму и частично окрашивают отваром специального корня. Шпильки укрепляются на затылке, причем длинные чередуются с короткими, а все вместе образуют полукруг. Такое украшение сильно напоминает убор крестьянских девушек с озера Комо — с единственным отличием, состоящим в том, что итальянки при этом используют стальные и золотые шпильки. Возможно, такое совпадение покажется курьезным, тем не менее, сходство налицо. В племени динка принято окрашивать волосы в красный цвет, а у воинственного племени джубба существует обычай срезать волосы у побежденных врагов и вплетать их в косу вместе со своими собственными; длина такой косы демонстрирует храбрость ее владельца.

Величайшими "франтами" являются туземцы из племени гриква, натирающие тело смесью жира и красной охры и смазывающие голову специальной помадой синего цвета, в которой содержится слюда. Осыпающиеся с головы частички слюды попадают на тело, своим блеском притягивая взгляд. Туземцы считают эту игру цвета очень красивой. [6]

Отсюда мы сразу перейдем — вернее, перелетим — на Филиппины. Там мы обнаружим, что местные жители, тагалы, немало внимания уделяют своим длинным и блестящим черным волосам. Женщины моют голову по крайней мере раз в день, используя при этом мыльную траву, называемую "го-го", после чего умащают ее кокосовым маслом, ароматизированным цветами алангилана или сампагиты.

Мужчины и женщины на островах Ло-Хо зачесывают волосы на макушку и закрепляют их своего рода бантом, который украшают двумя шпильками. Богатые люди при этом используют шпильки, украшенные драгоценными камнями, а для того чтобы подчеркнуть природный блеск волос, употребляют сок определенного душистого растения.

Жительницы Явы гордятся данным им от природы золотистым цветом лица. Он является популярной темой для местных поэтов, воспевающих "золотой" с таким же пылом, с каким наши стихотворцы воспевают цвета роз и лилии на лицах европейских красавиц.

Адмирал Дюмон д'Юрвиль сообщает, что яванки используют косметику различных оттенков желтого столь же обильно, сколь наши дамы — румяна и белила. [7] Согласно тому же источнику, они чернят зубы и насмехаются над белыми зубами европейцев, считая, что белые зубы придают человеку сходство с обезьяной.

Австралийские аборигены производят даже более отталкивающее впечатление, чем эскимосы. Их восприятие запахов отличается от нашего; зловоние кажется им приятным ароматом, поэтому более речи о них в этой книге не будет. Тем не менее земля Австралии весьма богата разнообразными душистыми растениями и цветами, в Австралии растут целые леса из деревьев с ароматическими листьями [8]; вполне возможно, что в один прекрасный день новые душистые эссенции австралийского происхождения заполнят наш рынок. И можно себе представить, как через несколько столетий новый лорд Маколей из Новой Зеландии, разглядывая руины древнего Лондона, достанет из кармана сотканный из волокон Formium tenax платок, пропитанный новейшими духами с ароматом варранонги, растущей на реке Мюррумбиджи.

Важнейшим украшением для австралийских и полинезийских туземцев служит татуировка. Татуировку можно считать несмываемой разновидностью косметики, так как, видимо, она ведет свое происхождение от принятой у большинства первобытных народов раскраски; достаточно изучив свойства кожи, человек научился втирать краску в надрезы и таким образом делать рисунок несмываемым. Первенство в искусстве татуировки принадлежит - или, по крайней мере, принадлежало — Новой Зеландии.

Вожди племен особенно гордятся украшающими их физиономии изящными арабесками и готовы легко пожертвовать бородой и волосами, чтобы открыть большую поверхность для рисунков. Операция нанесения рисунка называется "моко", она состоит в том, что черный порошок (толченый уголь из древесины дерева даммар) вносится в кожу с помощью небольшого резца, изготовленного из кости альбатроса. Этот процесс подробно описан в интересной книге о Новой Зеландии, принадлежащей мистеру Тейлору. Он сообщает, что мастера татуировки поют своим пациентам песни, чтобы таким образом облегчить причиняемую боль. В книге приводится забавный образец такой песни:

Кто хорошо платит,
Тот будет хорошо украшен;
Кто же забудет поблагодарить мастера,
Для того он будет работать небрежно:
Проведет линии как попало.
0 хики тангароа! Слушай то,
Что тебе скажет резец за работой:
Люди не узнают работы мастера,
Проводящего линии.
О хики тангароа!


Тонкий намек, содержащийся в этих строчках, свидетельствует о том, что даже одержимый поэтическим вдохновением мастер татуировки остается деловым человеком и считает необходимым напомнить своему клиенту о том, что красота, как и все остальное, имеет свою цену. Женщины тоже украшают себя татуировкой, но наносят ее только на губы и подбородок, а также в уголках глаз рисуют небольшие задорные завитки в форме accroche coeur (3).

Видимо, в Новой Зеландии практиковалось бальзамирование. Однако туземцы бальзамировали только головы своих умерших родственников, из которых удаляли мозг, заполняли полость цветами, запекали в печи и, наконец, высушивали на солнце. Эти головы хранились в тщательно изготовленных и надушенных ароматическими маслами корзинах. В особых случаях их доставали, украшали перьями и оплакивали всей семьей.

Возможно, необычными и даже фантастическими покажутся прически, принятые на острове Фиджи. Туземцы закручивают волосы, придавая им всевозможные формы, какие только можно представить, а темный цвет волос всячески разнообразят с помощью синей, белой, красной и желтой краски. Среди молодых людей особенно популярны ярко-красный и соломенно-золотистый, однако самым модным считается сочетание возможно большего количества цветов в одной прическе. Следуя этой моде, некоторые сооружают на голове круглую прическу из угольно-черных волос с белой, шириной в ладонь, полосой спереди, или же белый прямоугольник прикрывает голову, а с боков свисают черные волосы; другие предпочитают крупный красный завиток или песочного цвета узел на затылке, а некоторые окрашивают и причесывают волосы, вкладывая в это всю свою фантазию и украшая голову разноцветными квадратами или конусами. Я всего лишь излагаю эту идею для всех наших дам, отличающихся страстью к новизне, при этом я уверен, что такого рода прическа произвела бы сенсацию в наших салонах. Нам прекрасно известны средства для окраски волос и способы их употребления; некоторые из этих средств вполне способны придать волосам всевозможные оттенки от салатно-зеленого до нежно-фиолетового. Однако предрассудки заставляют нас, в отличие от жителей Фиджи, считать такой результат окраски скорее несчастным случаем, нежели криком моды.

Уроженцы острова Герцога Йоркского также предпочитают разноцветные волосы. Однако они не окрашивают волосы, а просто смазывают их жиром и обсыпают порошком из толченых раковин и кораллов, который носят с собой в маленькой выдолбленной тыкве. С такими прическами они напоминают сильно напудренных кавалеров и дам прошлого столетия.

Многие племена, проживающие на островах южных морей, особенно жители островов Дарнли и Британия, любят прически из окрашенных волос. Молодые люди с вышеназванных островов для высветления своих черных волос тратят не меньше усилий, чем стареющие европейцы для закрашивания седины. На Нока-хива, крупнейшем из Маркизских островов, и мужчины, и женщины обильно натираются кокосовым маслом, наиболее утонченные используют также своего рода мыло под названием "папа", осветляющее кожу и сохраняющее ее гладкость. Женщины особое внимание уделяют волосам, украшая их длинными резными шпильками. Они также носят серьги, которые, как правило, вытачиваются из рыбьих костей. Изображенные на рисунках шпилька и серьги, а также гребень с Соломоновых островов, изготовленный из клыков морского льва (trichechus), находятся в коллекции мистера Берту.

Напоследок мы непременно должны упомянуть Таити, жемчужину Тихого океана, жители которого, в особенности женщины, уделяют весьма много внимания своей внешности. С того времени, как начались контакты с европейцами, обитатели Таити уже переняли многие европейские обычаи и ныне уже не похожи на тех дикарей, которых описал капитан Кук и которые изображены на титульном листе этой главы. Однако многие из прежних местных обычаев сохранились до наших дней и заслуживают описания. Таитянки в большинстве высокого роста и плотного сложения, у них красивые глаза и зубы, а также необыкновенно красивые волосы, за которыми они тщательно ухаживают. Они ежедневно моют голову и смазывают волосы помадой под названием "монои", изготовленной из кокосового масла и ароматизированной сандалом или корнем торомео. Волосы заплетают в длинные, ниспадающие на спину косы. Иногда волосы укладывают в некое подобие короны, украшая ее душистыми цветами маири или местной разновидностью жасмина под названием "тиаре". Другим излюбленным головным украшением является "рева-рева" из волокна кокосовой пальмы, а также удивительно изысканная диадема из соломы растения пиа. Образцы этих прелестных головных украшений выставлены в Колониальном музее Парижа.

Теперь мы перейдем к Америке и начнем с южной ее оконечности. Капитан Кук писал, что для жителей Огненной Земли характерны странные и экзотические обычаи, которые, вероятно, сохранились и по сей день. Местные жители с головы до ног раскрашиваются красной и белой краской, причем красные пятна наносятся на грудь и плечи, а белые полосы — на руки и ноги. Их туалет завершают белила вокруг глаз и длинная кость, продетая в носовую перегородку.

У южноамериканских индейцев, как правило, — длинные черные волосы, которые они свободно распускают по плечам. Женщины связывают волосы сзади лентой, а спереди, от уха до уха, подстригают чуть выше бровей. Для индейцев обоего пола нет большего позора, нежели стрижка волос. Куда легче они переносят любое другое телесное наказание, и поэтому такая суровая мера применяется лишь к самым ужасным преступникам. Хотя все индейцы любят приятные запахи, их собственная природа дарит им ароматические вещества в таком изобилии, что они обыкновенно отказываются от изделий европейских парфюмеров. Однако существуют упоминаемые мистером Уэллсом превосходные местные духи, пользующиеся большим успехом в Рио Негро. Они называются "умари" и весьма своеобразным способом выделяются из растения Humirium floribundum. Этот способ заключается в том, что кору надрывают и в щели засовывают кусочки ваты, которая постепенно пропитывается душистым соком; через месяц вату извлекают и выжимают из нее ароматическую субстанцию. [9]

Мы закончим наше кругосветное путешествие в Северной Америке и опишем методы, с помощью которых североамериканские индейцы раскрашивают свои лица — искусство, в котором им, вероятно, нет равных. Как отмечают все путешественники, побывавшие у краснокожих, даже светские дамы, румянившиеся и приклеивавшие мушки перед поездкой в оперу или на бал, никогда не посвящали своему туалету столько времени, сколько отдают ему индейцы, готовящие свои лица к военному или мирному походу.

Мистер Мюррей писал об одном сыне индейского вождя по имени Са-ин-ца-риш, отмечая, что никогда не встречал более тщеславного франта. Как правило, этот индеец начинал свой туалет около восьми утра и заканчивал только к вечеру. Обмазав все свое тело жиром, служившим основой для раскраски, и нанеся несколько штрихов на голову и туловище, он долго разглядывал себя с помощью осколка зеркала, который постоянно носил с собой, и совершенствовал линии рисунка до тех пор, пока они его не устраивали.

Некоторые утверждают, что различные цвета скрывают в себе определенный символический смысл, что, например, красный цвет выражает радость, а черный — печаль. В последнем индейцы обнаруживают прямое сходство с вами, европейцами, с тем лишь различием, что, утратив кого-либо из родственников, они не надевают траур, а натирают лицо древесным углем. Менее строгий траур выражается в нанесении на лицо ряда черных линий или в окрашивании черным одной половины лица — примерно так, как разделяется на части поле наших фамильных гербов. По счастью, индейцы не слишком часто моются, иначе их траур длился бы весьма недолго.
________________________________________________

[1] Д-р Ливингстон, "Африка"
[2] Дю Шалю, "Путешествия"
[3] Ричардсон, "Путешествие в великую пустыню Сахара"
[4] Капитан Оуэн, "Путешествие в Африку"
[5] "Египет, Судан и Центральная Африка", соч. Джона Петерика
[6] Д-р Ливингстон, "Африка"
[7] "Кругосветное путешествие Дюмон д`Юрвилля"
[8] Преимущественно из различных видов эвкалиптов и мелалеки
[9] "Путешествие по Амазонке и Рио Ниро"

(1) "Десять лет в Эфиопии"
(2) "Путешествие к озерам Центральной Африки"
(3) завитки

Latest Month

June 2017
S M T W T F S
    123
45678910
11121314151617
18192021222324
252627282930 

Tags

Powered by LiveJournal.com