?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

О тмине и его аромате.

Тмин – одно из самых душистых растений русской поэзии. Но любой запах не просто вызывает какие-то сиюминутные ощущения и эмоции. Аромат будит воспоминания и ассоциации, он передает настроение, он выразителен и символичен. А как всякий символ, аромат является идейным образом, мостиком, связывающим нас с тем или иным срезом бытия, или, как выразился о. Павел Флоренский, символы – это "органы нашего общения с реальностью". Каков же в таком случае тмин? С какими категориями и пластами нашей жизни связан он? Вряд ли какие-то формы человеческого творчества дадут ответ на этот вопрос более точный, нежели это делает поэзия.

Плески моря, крики ястреба, дикая скачка – вот с чем запах тмина связан для Николая Гумилёва. Алексей Толстой пишет о тмине в Крымских очерках, Иван Бунин – в заметках о Сицилии. Аромат тмина для них – это одна из нот аромата путешествий. Дикий тмин Толстого пахнет сквозь нарастающий рокот водопадов, тмин Бунина благоухает сквозь свежий морской ветер, который "крепко треплет" листьями маслин. Итак, аромат тмина для поэта – это, прежде всего, острый запах приключений. Даже если поэт не склонен к тому, что мы сейчас зовем острыми ощущениями, он находит остроту тминного запаха в чем-то не менее пронзительном и личном. Для польского поэта Казимежа Свегоцкого это трепетный огонь любви, обнаженный «пропахшим тмином ветром». А для Константина Фофанова это острое переживание прелести самого бытия, прочувствованной им, как он сам признается, в самом раннем детстве.



Люблю в соленой плескаться волне,
Прислушиваться к крикам ястребиным,
Люблю на необъезженном коне
Нестись по лугу, пахнущему тмином.


Николай Гумилёв, Душа и тело, 1920.
_______________________________________

Туман встает на дне стремнин,
Среди полуночной прохлады
Сильнее пахнет дикий тмин,
Гремят слышнее водопады.


А. К. Толстой, Крымские очерки, 1856-1858.
_______________________________________

Монастыри в предгориях глухих,
Наследие разбойников морских,
Обители забытые, пустые,
Моя душа жила когда-то в них:
Люблю, люблю вас, келии простые,
Дворы в стенах тяжелых и нагих,
Валы и рвы, от плесени седые,
Под башнями кустарники густые
И глыбы скользких пепельных камней,
Загромоздивших скаты побережий,
Где сквозь маслины кажется синей
Вода у скал, где крепко треплет свежий,
Соленый ветер листьями маслин
И на ветру благоухает тмин!


И. А. Бунин, В Сицилии, 1912.
_______________________________________

Мне было три года, o когда я впервые
Почувствовал душой всю прелесть бытия.
Был вечер. Таяла заря,
Все светом розовым приятно озаря.
Ложилась косо тень; по яблоням и липам
Чуть ветер пробегал; и шмель с гудящим шипом,
Качаясь на цветке акации густой,
Пугал меня своей мохнатою спиной.
В нагретом воздухе струился запах тмина,
Настурций и гвоздик; и тихо паутина
Качалась серою, чуть видною струной
Меж гроздий наливных рябины молодой...


К. М. Фофанов, Первая заря, 1887.
________________________________________

Я помню всё: блаженный майский вечер,
Каштан цветущий, робкую ладонь.
Как обнажил пропахший тмином ветер
В сердцах рассветный, трепетный огонь.
Прошли года. Я прячу взгляд смятенный.
Погасли все надежды и огни.
Вокруг снега. Но памяти нетленной
Нас не лишат предательские дни!


Казимеж Свегоцкий, Воспоминание, вторая половина XX в.
Перевод с польского Александра Ананичева.

by collengrimr.

Latest Month

June 2017
S M T W T F S
    123
45678910
11121314151617
18192021222324
252627282930 

Tags

Powered by LiveJournal.com