?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

Слово parfumer в точном переводе с французского означает окуривать, а под словом parfumerie раньше понимали группу веществ, применявшихся для окуривания («воскурения» ароматов). В настоящее время этот термин включает гораздо более обширное понятие и означает всякое приятно пахнущее сочетание душистых веществ, применяемое в любом виде, для отдушивания тканей, тела, для обтираний, ванн, пульверизации и т. д, ради приятного запаха, т. е. главным образом для эстетических целей.

Парфюмерия, как дисциплина, это отрасль знаний в области сочетания запахов.

По творческому облику и направленности парфюмерия — это искусство, основанное на научных данных.

Одной из своеобразных особенностей парфюмерии является возможность искусственного воспроизведения запахов растений. В этом случае природа служит для парфюмерии прообразом, а возможность варьировать смеси душистых веществ позволяет получать гармонические комплексы с совершенно своеобразными новыми запахами, которые в природных условиях могут не встречаться.

Как воспроизведение запахов растений, так и получение новых комплексов производится путем сочетания (смешения) отдельных душистых веществ.

Основным материалом, которым пользуется парфюмер в своей работе, являются душистые вещества растительного происхождения (т. е. полученные путем извлечения из растительного сырья), животного происхождения и полученные синтетическим путем. К душистым веществам, полученным из растительного сырья, относятся, например, лимонное, апельсинное, мандаринное, жасминное, розовое и другие масла. К веществам животного происхождения относятся отдельные гормональные органы (железы), например, мускус, бобровая струя и др., и продукты внутренней секреции некоторых животных (цибет, амбра и др.).

Синтетическая промышленность дает различные индивидуальные химические соединения как сходные в химическом отношении и по запаху с веществами, находящимися в природе (например, ванилин, имеющийся в стручках ванили, кумарин — в бобах тонка), так и не имеющие аналогов в природе. В настоящее время для нужд парфюмерии синтезированы сотни душистых веществ, не встречающихся в природе.

Путем сочетания натуральных и синтетических веществ парфюмер составляет различные смеси с определенными запахами, которые в конечном счете определяют запах парфюмерных, косметических изделий, продуктов мыловаренной, пищевой, пище-вкусовой, ликеро-водочной, кондитерской и табачной промышленности.

Эти смеси душистых веществ называются композициями.

Композиции предназначаются для непосредственного применения в виде спиртовых растворов в качестве духов, одеколонов, туалетных вод и т. п. или как добавления к различным средам (мылам, порошкообразным и другим веществам, пищевым продуктам, напиткам и т. д.) для придания им приятного запаха.

Изготовление композиций является основой всей парфюмерной техники.

Несмотря на это, композиционная часть парфюмерии, в отличие от химической, механической и др., находится в весьма неблагоприятных условиях. Во всех трудах, посвященных этому вопросу, она трактуется как область, находящаяся в стадии чистого эмпиризма и интуиции.

При знакомстве с литературой и просмотре рецептур может показаться, что лаборатория парфюмера представляет собой только мастерскую различных комбинаций. Однако это неверно: истинный парфюмер всегда должен быть исследователем, экспериментатором, творцом и художником. Для этого требуются не только вкус и опыт, но прежде всего теоретические знания.

К сожалению, из-за отсутствия теоретически обоснованной методики, парфюмеру часто приходится рассчитывать действительно только на собственную ориентировку. Поэтому его творческая работа заключается главным образом в том, что он подбирает бесконечное количество комбинаций, не зная заранее с точностью, что из этого получится, а поэтому не всегда удачных.

Нерациональность этого метода не требует доказательств.

Выявление теоретических основ построения композиций должно привести к возможности сознательного, в значительной степени предварительно рассчитанного, систематизированного и планомерного подхода к построению композиций и созданию новых комплексов. А как раз последние часто являются в настоящее время наиболее трудными, так как законы гармонии в парфюмерии до сих пор никем не были сформулированы, и совершенно отсутствуют работы, которые помогли бы проследить систему построения композиций.

Однако парфюмерия, как и другие дисциплины, должна быть построена на научных основах, так как только при этом условии можно добиться высокой продуктивности творческого труда, экономии времени и средств.

Выявление закономерностей, лежащих в основе построения композиций, возможно путем изучения составляющих их частей в единстве, в синтезе. Мы имеем достаточно сведений о химическом составе естественных композиций — натуральных душистых веществ (эфирных масел) и знаем химический состав (рецептуру) парфюмерных композиций, т. е, «нормальную анатомию» запахов и тех и других, но в литературе совершенно отсутствуют сколько-нибудь потенциальные попытки «анатомирования» композиций и выявления функций составляющих их элементов и групп во взаимосвязи.

Каковы пути, по которым можно идти при исследовании парфюмерии, и, наконец, где отправная точка для этих исследований?

К сожалению, к изучению запахов физик нередко подходит только с узко физической меркой, химик только с химической, физиолог только с физиологической точки зрения, поэтому единого взгляда на парфюмерию до сих пор не существует. Среди многих химиков распространено совершенно необоснованное мнение, что парфюмерия - это только область химии душистых веществ, что любой химик, работающий в области синтеза и переработки душистых веществ, является в то же время парфюмером. Взгляд этот глубоко ошибочен: химик, работающий в области красок, - еще не художник, а мастер музыкальных инструментов - еще не композитор. Конечно, парфюмер должен быть химиком, но химик работающий в области душистых веществ, не обязательно должен быть парфюмером, и конечно, должен иметь хотя бы основные сведения из области сочетания запахов. Точно такое же положение особенно остро чувствуется и в красочной промышленности. Небезинтересно поэтому привести выдержки из статьи Владимира Орлова «О нашей палитре» (1):

«Чем богаче и сложнее будет наша палитра, тем сильнее будет зависеть дальнейшее от людей, которые эту палитру держат в руках. В промышленности их называют колористами. Настоящий колорист искушен в химии, изощрен в технологии и вдобавок обладает особым даром: отточенным чувством цвета. Это он впервые сочетает новую краску и материал, изобретая хитроумные способы крашения. И бывает, что даже неказистая краска совершенно преображается в материале, а безжизненные краски оживают во взаимном соседстве, словно голоса, нашедшие место в хоре.

Иные находки колористов ценнее завоеваний синтетиков. К сожалению, профессия колористов становится редкой. Даже в институте красителей на каждые двадцать синтетиков приходится всего лишь один колорист. В результате усилия создателей красок используются порой безрассудно...

...Неужели,
— восклицает автор, — вопрос о цветности, о тончайшем взаимодействии света и вещества не остался и ныне фундаментальной проблемой естествознания? Неужели проблема краски, лежащая на стыке трех наук — оптики, химии, физиологии ярения, не зовет к высокому взлету теоретической мысли. Надо думать, что теоретические исследования в области красителей будут усилены.

...Неотложно надо поэтому заняться подготовкой способных колористов, вооруженных знанием техники и эстетики цвета».


Если в приведенной выдержке вместо слова «цвет» поставить «запах» и вместо «колорист» — «парфюмер», то мы получим точную картину положения, существующего ныне в парфюмерии, и это является одной из основных причин того, что парфюмерия как наука находится в эмбриональном состоянии.

При изучении этой проблемы необходимо учесть, что наука о запахах так же, как наука о цвете, связана не только с физикой, химией, но и с физиологией, психофизиологией и эстетикой, поэтому только увязав все эти области можно подойти к изучению такого вопроса.

В той мере, в которой функция запаха не утверждается биологической необходимостью, она относится к эстетике и занимает место рядом с другими видами искусства, основанными на гармонии.

Связь между обонятельными, слуховыми и зрительными ассоциациями часто живо ощущалась многими людьми. Эта связь между запахами, звуками и цветами ощущалась многими художниками. Одни (например, композиторы Скрябин, Римский-Корсаков) стремились угадать параллелизм между тональностями и цветами спектра и создали свои схемы, другие пытались механически переложить запахи на ноты (Скрябин, Пиесс, А. М. Остроумов, Аткинсон и многие другие).

Основой основ в работе парфюмера является соблюдение законов гармонии. Изучение законов гармонии в парфюмерии (в виду того, что они в этой области до сих пор совершенно не изучены) возможно при условии объединения парфюмерии с другими видами искусства, где законы гармонии достаточно изучены. При всем различии этих видов искусства, они имеют и некоторые общности, в частности, в отношении интересующего нас подхода к оценке и распределению элементов и объединению гармонических функций композиции.

Если принять эти положения, то для наших исследований необходимо знакомство с некоторыми основами психологии вообще и, в частности, психологии искусства, изучающей эстетическое восприятие и условия, от которых зависит эстетический эффект, а затем, исходя из этих позиций, сделать соответствующие выводы.

Однако, психология тесно связана с физиологией.

Только теснейшая связь между психологией и физиологией может осветить многие общие проблемы этих наук. «Психология, не опирающаяся на физиологию, так же несостоятельна, как и физиология, не знающая о существовании анатомии» (В. Г. Белинский).

Поэтому для подтверждения соответствующих выводов необходимо в значительной степени коснуться физиологии и, согласно учению И. П. Павлова, исследовать закономерности сознания (психики) физиологическим методом.

Вот почему мы начали эту работу с некоторых данных из физиологии органов чувств. Мы пытались проследить и в сжатой форме изложить физиологические, психологические и другие моменты, которые могли бы привести нас к конечной нашей цели, т. е. к выявлению теоретических основ построения парфюмерных композиций.

Парфюмерией как наукой мало интересовались, и ее постигла участь некоторых других наук, считавшихся до Великой Октябрьской социалистической революции захудалыми, узкими и в которых не было накоплено достаточно фактов, чтобы стать наукой. «Рядом с излюбленными науками, — пишет знаменитый русский кристаллограф Е. С. Федоров, — стоят захудалые, будто высохшие, научные дисциплины... Относительно этих объектов науки можно сказать, что почти всегда ими предпочтут любоваться, чем про них читать или слушать... Любопытно было бы знать процент лиц, хотя бы слышавших что-нибудь про эту науку, даже о самом ее названии».

Вникая в сущность парфюмерии, мы начинаем смотреть другими глазами на те произведения парфюмерной промышленности, которыми так широко пользуется наше население и запах которых доставляет ему столько наслаждений.

При исследовании теоретических основ составления парфюмерных композиций приходится в значительной степени пользоваться методом аналогии (в части построения и восприятия) с другими видами искусства (музыкой, живописью и т. д.).

Однако предлагаемый далее материал может быть понят тогда, когда читатель усвоит, что в нем нет попытки отождествлять запахи, музыку и живопись, идентифицировать их, или упрощенно подходить к объяснению содержания тех и других, а в конечном счете, лишь проводится аналогия по методам воспроизведения (изображения) и анализа, что может сильно облегчить парфюмерную технику. Первая трактовка темы была бы чисто механической, а поэтому наиболее правильным является примененный нами метод подхода к музыке и живописи не как к механической совокупности отдельных звуков и цветов, а как, к художественному произведению, которое, в отличие от изолированного элементарного звука (и краски), не может быть оценено ни с точки зрения частоты звуковой или длины световой волны.

Обязательность соблюдения соотношений душистых веществ имеет свою аналогию в других видах искусства, основанных также на сочетании множества элементов с обязательным соблюдением чувства меры.

Как видно будет из дальнейшего, все душистые вещества в парфюмерных композициях по характеру и соотношению частей подчиняются головной ноте (ведущему запаху) точно так же, как в портретной живописи все части тела имеют свою математическую меру и все тело в совокупности не должно превзойти известной сложной величины, единицей которой служит голова.

В музыке звуки так же образуют всегда совокупность частей, соединенных между собой в математическом их соотношении (2).
Иногда высказывают мнение, что продукты парфюмерии лишены содержания и в них важна лишь форма, они могут только просто пахнуть, или хорошо, или плохо, духи не могут передавать настроений и не могут их вызывать. В этих возражениях нет ничего принципиально нового, оригинального: такие же взгляды неоднократно высказывались в иностранной печати, в отношении музыки некоторыми буржуазными учеными-музыковедами. Приведу следующий пример: Ганслик (3) считает, что музыка не выражает и не может выражать чувств; она только вызывает их и то главным образом у дилетантов, очень редко — у специалистов-музыкантов. Прекрасное в музыке составляют только звуки и их разнообразные сочетания, подобно узорам стеклышек в калейдоскопе, т. е. прекрасное в музыке есть ее форма. Поэтому музыка лишена всякого содержания в смысле сюжета; ее содержание — самые звуки, т. е. содержание музыки тождественно с ее формой.

Такая примитивная и формалистическая трактовка любых областей искусства, конечно, неприемлема.

Некоторые явления в парфюмерии не могут пока быть объяснены с точки зрения уже установленных законов, а поняты лишь тогда, когда при разборе того или иного факта применен метод аналогии, сходства, подобия в определенном отношении понятий, которые в целом различны по строению и происхождению, но одинаковы по плану строения и сходству положения.

Мы учитываем сказанное известным русским физиологом Н. Е. Введенским, что «в сложном биологическом явлении (к которому относится и восприятие запахов — Р. Ф.) необходимо не только овладеть главным законом, лежащим в основе его, но и частными условиями, которые могут затемнять, извращать и вести к кажущимся исключениям из него. Поэтому кажущиеся мелочи могут иногда играть очень важную роль, и пока их смысл и место не определены, нельзя говорить, что мы овладели явлением, что оно подведено под известный закон».

При изложении здесь частью использована терминология, принятая главным образом в теории музыкальной композиции (гармония, лейтмотив, тембр и т. д.), потому, что смысл этих терминов общеизвестен и в значительной степени характеризует как совокупность, так и последовательность восприятий, дающих, в конечном счете, впечатления широкого ассоциативного порядка.

Мы стремились оценивать то или иное сочетание душистых веществ не только как плод эмпирического удачного подбора, но как продукт закономерностей, создающих целое художественное произведение; мы указывали главным образом на путь, по которому можно, но необязательно должно всегда идти, трактуя тот или иной фактор не как застывшую догму, а как основу для дальнейших творческих модификаций, согласующихся с индивидуальным вкусом, и пониманием комплекса как художественного произведения.

Мы старались объяснить приемы составления парфюмерных композиций на основе сознательного и заранее намеченного создания определенных сложных ассоциативных впечатлений, включая их не только как единовременные физиологические раздражения органов обоняния, но и как разделенные во времени сложные впечатления, зависящие от специфических особенностей душистых веществ.

Несмотря на то, что в некоторых трудах по парфюмерии упоминаются отдельные, термины (нота, аккорд, диссонанс, гармония, тембр, светлый, яркий, темный, холодный, теплый запах, фон, головная нота и др.), для научного изложения материала существующий язык парфюмера оказался слишком бедным; поэтому мы взяли на себя смелость ввести некоторые новые термины, частично заимствованные из других областей (главным образом музыки и живописи), частично же созданные заново.

Для полного усвоения материала необходимо знакомство с основным фондом, которым оперирует парфюмер, т. е. с основными душистыми веществами, а также, хотя бы элементарно, с другими видами искусства: музыкой, живописью, архитектурой, скульптурой и т. д. Мы приводим далее примеры сочетания душистых веществ и композиций до того простых и доступных, что взаимосвязь их может быть понятой человеком и не знающим особенностей парфюмерии, особенно при демонстрации на опытах.

Существуют два взгляда на парфюмерию: первый — как на ремесло и второй — как на искусство, основанное на научных данных, и оба они являются антагонистами в творчестве. Только взгляд на парфюмерию, как на искусство, приводит к выявлению каждым парфюмером своего «почерка» и только этим путем можно создать свое направление в парфюмерии. Только взгляд на парфюмерию, как на науку, может вывести парфюмерно-композиционную технику из области чистого эмпиризма, случайных удач, поможет выявить закономерности, управляющие методом композиции, и кое-что заранее предвидеть и рассчитать.

Насколько нам удалось доказать наши основные выводы, предоставляем судить читателю. Необходимо, однако, учесть, что это — первая попытка научного подхода к этой области, имеющей немало идеалистических наслоений и много устаревших традиций. Наука о парфюмерии только зарождается, исследования в этой области очень трудны, и эта работа, как и всякая первая работа, конечно, не лишена невольных ошибок. Потребуются длительные исследования многих ученых, пока парфюмерия станет в полном смысле наукой, на фундаменте точных законов которой, - будет строиться парфюмерия как искусство.
___________________________________________

1. Газета "Известия" от 15 октября 1953 г.
2. См. теорию контрапункта С. И. Танеева.
3. Eduard Hanslik, Vom Musicalisch-Schonen (О музыкально прекрасном), Лейпциг, 1874 (1910).

Latest Month

June 2017
S M T W T F S
    123
45678910
11121314151617
18192021222324
252627282930 

Tags

Powered by LiveJournal.com