?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

Методы гармонического сочетания.

В качестве примера гармонического сочетания мы разберем состав классической композиции для духов "Трефль" (Клевер); она состоит из следующих составных частей (вес. %):

Салициловые эфиры (основной аккорд):

Фенилэтилсалицилат       0,3
Амилсалицилат (ведущий запах)       3,5
Изобутилсалицилат       3,5


Пачули:

Пачулиевое масло (ведущий запах)       0,2
Ветиверовое масло       0,1
Настой дубового мха       5,2


Мускус:

Настой мускуса (ведущий запах)       12,9
Настой амбры         4,3
Настой бобровой струи         6,9
Мускус амбровый         0,6
Мускус кетоновый         1,7


Сирень с акцентом на иланг-иланге:

Иланг-иланговое масло       8,7
Терпинеол (ведущий запах)       8,7
Фенилацетальдегид       0,5
Обепин       0,9
Гидрооксицитронеллаль       0,9
Ирис конкрет       0,3


Гелиотроп:

Гелиотропин (ведущий запах)       1,0
Масло гваякового дерева       6,9
Кумарин       0,9
Ванилин       0,3
Настой ванили       8,7
Настой бобов тонка       5,2
Настой бензойной смолы       2,6


Фон с акцентом на жасмине:

Жасмин абсолютный (ведущий запах)       3,1
Жасмин иск.       4,0
Флер д`оранж абсолютный       1,4
Розовое масло абсолютное       0,9


В этой композиции роль основного аккорда играет сочетание из фенилэтилсалицилата, изобутилсалицилата и амилсалицилата, при акценте на последнем. Амилсалицилат занимает ведущее место, определяя основной запах или тон. В качестве основы для этого запаха может быть применен и один амилсалицилат или же в смеси с одним изобутил или фенилэтилсалицилатом, но в первом случае запах получится значительно беднее, менее колоритным. Этот основном аккорд слишком примитивен, нуждается в последовательном гармоническом развитии, достигаемом комплексами пачули и мускуса. Вместе с основным аккордом они являются главными аккордами. Таким образом комплексы салициловых эфиров, пачули и мускуса составляют лейтмотив композиции "Трефль". Ведущим запахом основного аккорда является амилсалицилат.

Основной и главные аккорды композиции обладают слишком строгим, широким (особенно — салициловые эфиры), тяжелым тоном и нуждаются в некотором смягчении тембра. Этого можно достигнуть добавлением к ним веществ с очень легким и светлым. запахом, коим служит здесь комплекс "гелиотроп". Комплекс "сирень с акцентом на иланг-иланге" служит здесь звеном, полутоном, уравновешивающим переход от тяжелых и темных по запаху основных тонов к легкому и светлому запаху гелиотропа. Каждый из этих комплексов занимает в гармоническом заполнении свое место. В приведенных выше комплексах основного аккорда и гармонического заполнения могут быть обнаружены следующие неведущие запахи, а именно (ведущие запахи выделены): фенилэтилсалицилат, изобутилсалицилат, амилсалицилат, масло гваякового дерева, настой бобов тонка, ванили и бензойной смолы, кумарин, ванилин, гелиотропин (гелиотроп); настой бобровой струи, амбры и мускуса, искусственный мускус; терпинеол, гидрооксицитронеллаль, фенилацетальдегид, ирис конкрет, иланг-иланговое масло (комплекс, близкий к сирени, с акцентом в иланг-иланг); настой дубового мха, ветиверовое масло, пачулиевое масло. Главными аккордами здесь являются комплексы: 1) амилсалицилат, 2) мускус и 3) пачули.

В числе главных аккордов мы имеет такие вещества, как: пачулиевое, ветиверовое масла, искусственные мускусы и настой дубового мха, которые по общему своему тону одинаково тяжелые по запаху и дают с эфирами салициловой кислоты (амилсалицилатом и др.) совершенные смеси. Сюда относятся также настои мускуса, амбры и бобровой струи, гармонирующие с мелодией и остальным гармоническим заполнением, несмотря на их душный запах.

Сочетание таких резко контрастирующих по запаху душистых веществ, как например, пачулиевое масло, ванилин и другие, как будто должно дать неаккордовый диссонанс. Однако в данном случае они не нарушают аккордовой структуры, а развивают, дополняют ее.

В заключение вся композиция наносится на классический светлый и ясный фон из розы, флер д'оранжа (масла апельсиновых цветов) и жасмина, придающих композиции цветочный характер и приближающих запах к естественному.

Полутонами при переходе от одного запаха к другому, от темных к светлым тонам, здесь являются пачулиевое и ветиверовое масла, настой дубового мха, салициловые эфиры, настои мускуса и бобровой струи, кумарин, настой бобов тонка, мускус амбровый, мускус кетоновый, фенилацетальдегид, гидрооксицитронеллаль, терпинеол, лимонное масло, ирис конкрет, обепин, гелиотропин, иланг-иланговое масло, масло гваякового дерева, флер д'оранж, жасмин, роза, настой амбры, настой бензойной смолы, настой ванили, ванилин (душистые вещества расположены здесь в порядке постепенного перехода от низких к высоким тонам).

Настои таких животных продуктов, как мускуса, амбры и бобровой струи, играют в композиции двойную роль. Во-первых, они делают запах более сочным и придают ему особую томность, легкое марево, т. е. в данном случае являются вибраторами или экзальторами, поднимающими запах всего комплекса. Во-вторых, они обладают способностью анимализировать запах духов, установить гармонию между запахами духов и кожи человека, как бы сроднить эти запахи, служить между ними посредниками, сделать запах духов свойственным человеку, присущим ему. Они являются как бы полутонами, звеньями при переходе от таких резко контрастирующих запахов, как запах духов и кожи человека.

Несмотря на обилие запахов, в композиции имеется общий тон; она не производит впечатления пестрой, беспокойной. Достигается это благодаря тому, что в композиции есть несколько основных, объединяющих тонов, которые подчиняют себе все остальные и накладывают общий тон на всю композицию в целом. Такими основными объединяющими тонами в этой композиции являются запахи салициловых эфиров, мускуса и пачули.

Таким образом, при ближайшем рассмотрении в этой композиции обнаруживается закономерно развитая и внутренне oправданная логическая связь, свидетельствующая о четком творческом замысле.

Определение терминов "аромат" и "букет".

В литературе отсутствует уточненное определение этих терминов, почему они нередко или ошибочно отождествляются, или просто приводят к путанице. Постараемся уточнить их для более ясной дальнейшей формулировки.

Под словом "аромат" следует понимать специфический характер запаха различных групп продуктов или изделий, например, аромат духов, вин, плодов, табаков, чая.

Разница между запахом и ароматом заключается в том, что запахи могут вызывать и положительные и отрицательные эмоции, т. е. быть приятными или неприятными, в то время как аромат может вызвать только положительные эмоции.

Букет — это суммарная особенность аромата как гармонически слаженного целого. Это, так сказать, основной аромат вместе с его «убранством», вместе с оттенком запаха, сообщающим аромату своеобразие (например, для вин — мадера, херес, портвейн; для духов — сирень, ландыш; для плодов яблок — антоновка, грушовка; для груш — дюшес, бере; для табака — турецкий, золотое руно; для чая — цейлонский, китайский, грузинский, краснодарский).

Букеты бывают естественные, приобретенные и искусственные.

Естественные букеты получаются в готовом виде из сырья, применяемого для переработки, например, заложены в том или ином сорте винограда, используемом для приготовления вина, и в вине, полученном из такого сорта винограда, корнях, листьях, семенах, применяемых для настоев.

Приобретенные букеты получаются в результате изменений, происшедших со временем в естественных букетах из-за совершающихся химических и физических процессов, иногда сопровождающихся биохимическими (энзиматическими) явлениями, Процесс образования этих букетов почти всегда сопровождается окислением (при выдержке и хранении коньяков, вин, ликеров, при ферментации чайного или табачного листа).

Искусственные букеты получаются в результате произвольного изменения естественного или приобретенного букета путем купажа или от добавления естественных или индивидуальных душистых веществ (парфюмерные композиции, духи, одеколоны, пищевые эссенции).

В свою очередь, букеты могут быть более тонкими или более грубыми и т. д. Таким образом, понятие букет более сложно, чем аромат или запах, и включает представление и о запахе, и об аромате и качественном своеобразии того или другого.

Характерная особенность парфюмерных композиций и фантазийные запахи.

Особенность парфюмерных композиций заключается в том, что благодаря наличию в них обширной гаммы запахов имеется возможность удовлетворять любые требования. Прозрачность, воздушность запахов придает особую чистоту и красоту тонам.

Насколько образно верно определение «серебряный» или «малиновый» звон (пример сочетания звука и цвета) или «теплый цвет» (сочетание цвета и осязания), настолько выразительны в парфюмерии определения, сочетающие цвет и запах.

В природе мы часто встречаем гармоническое сочетание между формой, цветом и запахом, особенно идеально проявленное в цветах: большие мясистые цветы обладают причудливым, тяжеловатым и «громоздким» запахом, а хрупкие и небольшие цветы, в большинстве случаев, отличаются нежным и милым запахом. Пестрые и ярких расцветок виды обладают более сильным и острым запахом, нежели одноцветные и бледноокрашенные.

Запахи растений никогда не состоят из одного какого-либо душистого вещества, одной присущей им черты: они всегда являются сложными сочетаниями различных черт. Например, основной частью запаха цветов жасмина является бензилацетат, вещество скорее плодового, чем цветочного запаха, а ведущим запахом розы является гераниол; мы знаем, что бензилацетат не есть еще запах жасмина, а только напоминает нам о нем, так же, как гераниол — о запахе розы, но мы не можем сказать, что жасмин пахнет бензилацетатом, а роза — гераниолом.

Для того, чтобы получить впечатление о запахах этих цветов, наряду с основными ведущими запахами в них должны находиться и другие характерные для них детали запаха, и только в этих условиях у нас может получиться общее впечатление букета.

Все душистые вещества, входящие в состав комплексов, т. е. эфирных масел, помимо лейтмотива в некоторой части, так или иначе могут напоминать ведущий запах, усиливая, оттеняя его (например, бензиловый спирт - в жасмине, цитронеллол и фенилэтиловый спирт — в розе), но весь запах складывается не из одних однородно пахнущих веществ, а из обязательного наличия наряду с ними  веществ, контрастирующих по запаху.

Точно также нельзя дать картину из одноцветных фона и изображений, т. е. рисовать черным по черному и белым по белому.

Каждый запах любого растения представляет собой единство противоположных по своему качеству и характеру элементов запаха, в сумме дающих одно цельное гармоническое сочетание.

Казалось бы, для того чтобы получить полноценные духи "Жасмин" и "Роза", достаточно дать одни растворы полученных из них натуральных душистых масел, особенно абсолютных, довольно точно передающих запах цветов. Однако это далеко не так: они оказываются слишком «примитивными».

Приведем некоторые из существующих рецептур композиций для духов "Жасмин" и "Роза":

Рецептура композиции "Жасмин" в %:

Масло жасмина абсолютное (или имитация)       20,0
Гераниевое масло       12,0
Гераниол         8,0
Иланг-иланговое масло       12,0
Ионон         4,0
Мускус амбровый         2,5
Композиция для духов "Сирень"       20,0
Композиция для духов "Боярышник"       10,0
Композиция для духов "Цикламен"       10,0
Кумарин         1,5
  100,0


Рецептура композиции "Роза" в %:

Розовое масло абсолютное (или имитация)       27,5
Масло жасмина         1,0
Ионон         1,0
Резиноид ладана         0,5
Резиноид мирры         1,0
Мускус иск.         0,8
Пачулиевое масло         0,2
Гидрооксицитронеллаль         1,0
Настой ванили         5,0
Настой мускуса         5,0
Настой амбры       10,0
Настой ириса       40,0
Настой дубового мха         4,0
Настой цибета         3,0
  100,0


Нюхая растворы абсолютов, а затем композиций, изготовленных на основе этих абсолютов, мы убедимся, что в композициях запах дан с большей полнотой, полнее раскрыт и подчеркнут.

Из рецептуры этих композиций видно, что создание типических образов запаха путем обобщения приводит к выдвижению на первый план, подчеркиванию, выделению некоторых веществ, нередко приводящих к преувеличению, для более сильного впечатления ведущего запаха и его сопровождения.

Возьмем для примера духи "Фиалка", "Сирень", "Свежее сено" и "Клевер" (Трефль). Сравним запахи этих духов с запахами растений, которые они (духи) должны отображать, и станет ясным, что духи "Фиалка" полнее пахнут фиалкой, чем сам цветок, духи "Сирень" полнее цветка сирени, духи "Трефль" полнее пахнут клевером, чем цветок, а "Свежее сено" несравненно ярче и больше передает запах сена, чем само луговое сено. Но во всех этих случаях запахи духов получились более яркими и производят более сильное впечатление.

Мы видим, что в целях достижения этого парфюмеру пришлось к натуральным маслам жасмина и розы присоединить до 80% других гармонирующих с ними компонентов, не имеющихся в данном запахе в природных условиях, но заостряющих эти запахи в парфюмерных продуктах. Введенные в состав этих композиций натуральные масла легко могут получить совершенно иной характер и перейти, например, от строгого и сдержанного цветочного парфюмерного запаха в слащавый  (конфетный, пищевой) запах путем частичной или полной замены сопровождающих компонентов композиций, так называемыми фруктовыми эфирами (этиловыми, амиловыми и др. эфирами, уксусной, муравьиной, валериановой кислот). Основной характер запахов этих цветов будет тем же, но другого назначения. Как, например, были созданы столь излюбленные нашими потребителями духи "Белая сирень"? Парфюмер, пользуясь повторением элементов запаха в природе, взял одну характерную черту у ландыша (с оттенком сирени), другую — у боярышника, третью — у гвоздики; четвертую— у гелиотропа, пятую — у розы, положил их на фон из жасмина, придал им яркость одним из алифатических альдегидов и получил такой запах цветка белой сирени, который по праву является высоким образцом парфюмерного искусства. Здесь не дано какое-то «статистически» среднее запахов рааличных видов наиболее часто встречающихся цветов белой сирени, а запах цветов белой сирени сознательно преувеличен, заострен, однако это не исключило его типичности.

Парфюмер изображает совокупность признаков, достаточных для сообщения композиции сходства с природою, и даже в изображении цветочного запаха он не исчерпывает всех существующих в живом цветке, траве, плоде парфюмерных признаков (нюансов), так как абсолютно точное подражание запаху живого растения не всегда усиливает сходство с природным прообразом. Стремясь добиться единства впечатления, парфюмер, как и художник, изображая центральную особенность предметов с достаточными подробностями, намеренно опускает детали, которые не соответствуют цельности впечатления.

Воспроизводя запахи растений определенного ботанического вида, парфюмер никогда не «списывает» эти запахи с полной точностью, не просто копирует состав, так как это ни к чему хорошему не приводит, в лучшем случае, он может создать посредственное изделие. Поэтому он не опасается ввести в композицию вещества природному запаху не свойственные, и все цветочные духи имеют иной состав, чем растения, запах который они (духи) воспроизводят и включают в себе составные части, не свойственные природному запаху.

Запах цветов имеет свое точное название, соответствующее ему, как ботаническому понятию, и определяется кратко: сирень, фиалка, ландыш и т. д. Эти запахи, индивидуальные с точки зрения обоняния, никогда не будут строго индивидуальными с химической точки зрения. Каждый из них является смесью большого (и чаще всего очень большого) количества отдельных душистых веществ.

Парфюмер под тем или иным названием преподносит комплексы, по возможности больше сходные с естественными, и этого вполне достаточно, потому что потребитель охотно принимает запах с несколько декорированной формой, в котором, однако сохранен свойственный этому наименованию основной тон. Кроме того, существующий ассортимент душистых веществ ограничивает предел подражательности (1).

Примером может служить розовое масло или экстракты роз, полученные, например, анфлеражем или извлечением летучими растворителями. Такие душистые вещества довольно точно передают запах цветка, но если в них не введены другие, гармонирующие с ними вещества, они не могут вполне удовлетворить потребителя. Декорирование форм заходит иногда очень далеко и дает запахи, намного отстоящие от естественного прообраза, например, "Амбровая роза", "Черный нарцисс" или "Голубой нарцисс".

Отклонения от ботанического прообраза иногда настолько велики, что в готовом запахе не проявляется его первоначальный характер. Он полностью является плодом фантазии парфюмера,  почему запахи этой группы носят название фантазийных.

И тут парфюмер, собственно, и переходит непосредственно в область искусства, где он может дать волю своей фантазии, т. е. своему творческому воображению.

Выше мы разбирали запахи некоторых, взятых в качестве примеров, известных в настоящее время растений. Это, конечно, не единственные растения, имеющие запах, из которых удалось изолировать последний в концентрированном состоянии, т. е. в виде душистых масел. Таких растений в природе великое множество, поэтому в распоряжении химика и парфюмера имеется очень много разных душистых масел. Все эти масла получаются из растений, имеющихся в настоящее время в природе, однако, в природе существуют цветы и растения, сами по себе не обладающие запахом, но их привлекательный вид очень часто вызывает желание придать им аромат, вдохнуть в них живой запах, который в воображении парфюмера соответствовал бы этому растению. Таким путем создаются такие фантазийные композиции, как фужер (папоротник) и др. С другой стороны, составляются композиции душистых веществ с цветочным или иным запахом, которые, создавая впечатление цветка, травы, растения, не имеют в природе ботанического воплощения, но на основании сложившихся впечатлений, как бы заставляют верить, что растения с таким запахом существуют. Наконец, создаются многохарактерные композиции (букеты), состоящие из нескольких  цветочных или фантазийных запахов, в которых ни один из них не преобладает, т. е., если говорить языком живописца, создается новый цветовой оттенок. Мозг воспринимает их как комплекс, не разделяя на компоненты. Это восприятие, получаемое от смеси нескольких основных запахов, является сложным, хотя нашему сознанию оно и кажется простым. Примером запахов, относящихся к многохарактерным, являются духи "Красная Москва", "Шипр", "Цветок Грузии", "Манон" и др.

Говоря о фантазийных запахах, мы должны отметить, что они не являются беспочвенным вымыслом, не имеющим под собой реального основания. Эти фантазийные запахи существуют и сейчас и не только в парфюмерии: выведены новые растения, полученные путем гибридизации, которые по внешнему виду и запаху далеко ушли от своих прародителей и родителей. Такие растения, в сравнении со своими предками, могут по виду и запаху показаться фантастичными, необычными. Так были выведены многие сорта роз, астр, сирени, левкоев и многих других цветов. В Московском ботаническом саду нам, например, пришлось видеть кустик сирени с своеобразным, но довольно чистым запахом жасмина. Иван Владимирович Мичурин путем скрещивания отдельных пар различных сортов растений, различных ботанических видов и даже родов, вывел такие необычайные фантастичные, не существовавшие раньше в природе, растения, как церападус (гибрид вишни и черемухи), гибриды рябины и боярышника, рябины и груши, различных цветов и т. д. Такое скрещивание привело к изменению не только внешнего вида, вкусовых качеств и т. д., но и к изменению запахов получаемых цветов и плодов. Таким образом, мы можем установить, что в настоящее время в природе имеется не мало новых запахов, но их будет еще больше в будущем, и наличие таких запахов в естественных условиях вовсе не является фантазией, а реальной действительностью. Конечно, и эти запахи складываются из суммы отдельных, существующих в природе душистых веществ (элементов), каждое из которых имеет свой запах и повторяется как составная часть запахов других растений.

В полноценных парфюмерных фантазийных композициях, как бы в концентрическом зеркале, отображаются запахи природы, акцентируются их конкретно чувственная и эмоциональная сторона и эстетическое качество.

Эти положения имеют огромное значение для парфюмера, создающего из существующих в природе запахов новые композиции.

При создании новых парфюмерных композиций, парфюмер выбирает самое характерное и значительное в отдельных душистых веществах и путем гармонического их сочетания создает новые парфюмерные произведения. Отсюда появление таких названий духов, как "Голубой нарцисс" или "Черный нарцисс" (явления цветного изменения), "Амбровая роза" или "Мускусная роза" (примеры изменения форм).

Композиции должны быть составлены так, чтобы пребывание в надушенном помещении, с надушенными людьми или вещами создавало у присутствующих впечатление, что имеет место искусственное отдушение; в этих случаях, если запах гармоничен, он всегда волнует, никогда не утомляет и не давит. Это явление сходное утверждением К. С. Станиславского в отношении театра, что зритель во время спектакля должен «забыть», что он не в театре (2).

Фиксаторы.

Одним из важнейших свойств хорошо составленных душистых смесей является устойчивость запаха. Этого можно добиться двумя путями: а) подбором труднолетучих душистых веществ и б) закреплением (фиксацией) легколетучих. Достичь равномерного испарения всех составных частей невозможно вследствие их разнообразной летучести. Легколетучие части особенно воспринимаются в начальной стадии и большей частью добавляются, чтобы заглушить запах растворителя, а с другой стороны, чтобы создать первое впечатление от духов, так как труднолетучие вещества проявляют свой запах только спустя некоторое время. Попытки полностью закрепить душистые вещества высокой летучести совершенно бесцельны.

Фиксаторами, или закрепителями, называются вещества, добавляемые к композиции в относительно небольших количествах. Фиксаторы способствуют закреплению запахов душистых веществ в серединной фазе на возможно более продолжительное время, отчего изделие приобретает известную стойкость, или прочность.

Потребитель часто отдает предпочтение прочным запахам, иногда даже в ущерб их совершенству и изысканности. Окраска при фиксации неизбежна, так как в качестве фиксаторов применяются смолы и бальзамы, которые всегда в некоторой степени окрашены. Самые темные по цвету духи нынешнего времени считались бы прежде самыми светлыми, так как содержали большое количество смол и бальзамов. Поэтому вопрос о разработке более совершенных способов фиксации запахов, удлинения срока благоухания парфюмерных изделий является весьма актуальным. Имеются весьма различные мнения: одни утверждают, что фиксаторов вообще не существует и выпуск за границей различных продуктов под этим названием является рекламным маневром фабрикантов, с целью сбыть не имеющие применения отходы синтетических и натуральных душистых веществ; другие настаивают на существовании фиксаторов и положительной их роли, сводящейся к образованию азеотропной смеси и уменьшению (регулированию) этим ее летучести, т. е. когда душистое вещество с большой летучестью образует с другим веществом, обладающим меньшей летучестью, однородную смесь с определенной точкой кипения, которая может быть выше или ниже точки кипения составных частей, затем сводят к гомогенизации запаха и т. д. В настоящее время фиксаторами считаются:

1) всевозможные смолы и бальзамы (бензойная смола, толуанский бальзам, стиракс);
2) животные фиксаторы: мускус, цибет, амбра, бобровая струя, железы ондатры;
3) абсолюты — цветочные экстракты и животные фиксаторы, освобожденные от смолистых веществ, камедей и т. д.;
4) резиноиды;
5) синтетические фиксаторы, например, диэтилфталат, бензилбензоат;
6) различные кристаллические ароматические соединения: гелиотропин, ванилин, искусственный мускус, коричные эфиры, циклогексанол, диметилгидрохинон и вообще все кристаллические душистые вещества;
7) различные фиксаторы неизвестного состава, выпускаемые под торговыми названиями.

В настоящее время сущность, роль и механизм фиксации еще недостаточно ясны, несмотря на то, что изучение этих факторов должно было бы привести к рациональному использованию душистых веществ, истинной фиксации и улучшению поэтому качества парфюмерной продукции удлинением срока благоухания смесей душистых веществ.

Выявление механизма фиксации должно дать также возможность найти доступный метод объективного определения и контроля степени стойкости парфюмерных изделий.

В зарубежной литературе можно найти множество высказываний на эту тему, но в большинстве — это отдельные мнения парфюмеров, без объективных физико-химических доказательств. Поэтому обзор иностранной литературы о фиксаторах может служить лишь доказательством все возрастающего интереса к этой области, но никак не научного объяснения механизма фиксаций.

Для ознакомления с этим вопросом небесполезно все же познакомиться с некоторыми высказываниями на этот счет.

В СССР первой попыткой такого рода были наши исследования, проведенные в 1932—1934 гг. и опубликованные в 1934 г., в статье «Фиксаторы в парфюмерии» (3).

Эта работа привела к установлению некоторой связи между способностью фиксации, вязкостью и сорбционными явлениями, а также к доказательству отсутствия фиксирующих свойств у кристаллических душистых веществ и таких считающихся «классическими» фиксаторов, как мускус, амбра, цибет и бобровая струя». Она явилась основанием для дальнейших наших исследований, в 1928 г. Ледерером (4) были предприняты попытки доказательства физико-химическим методом роли фиксаторов. Для этого он изучил давление паров чистого лимонена и лимонена с добавлением 20% фиксатора под названием Антифугин.

Антифугин действительно понижает упругость паров другого вещества. При более высокой температуре он проявляет себя более четко, но может ли он быть фиксатором, далеко еще этим не было доказано. И действительно, Антифугин, как не оправдавший себя, в скором времени перестали вырабатывать.

Весьма характерно мнение некоторых парфюмеров, в значительной степени объясняющее расплывчатость во взглядах на фиксаторы, их свойства и сущность. Они считают, что вообще фиксаторов нет и что многие ошибочно предполагают, что существуют такие вещества без запаха, которые ввиду их высокой точки кипения или вследствие своей собственной слабой летучести могли бы действовать как фиксаторы. Смолы они считают слабыми фиксаторами.

Далее эти парфюмеры считают, что мускус, цибет и амбра оказывают влияние на композицию благодаря их осмодинамической силе и при дальнейшем описании предлагают в качестве весьма действенных фиксаторов амбру, мускус, бобровую струю, цибет, бензилциннамат, бензилизоэвгенол, циннамилацетат, геранилбензоат, искусственные мускусы, паракрезилфенилацетат («особенно замечателен благодаря его фиксирующим качествам»), фенилэтилфенилацетат, препараты ладанника, стиракс («обладает сильно фиксирующими свойствами») и др.

Таким образом они приходят одновременно к противоречивым выводам:

1) полному отрицанию возможности фиксации душистых веществ;
2) признанию возможности частичной фиксации легколетучей части;
I) утверждению, что некоторые кристаллические, жидкие смолистые продукты являются весьма  действенными фиксаторами.

Ружичка (5) признает наличие фиксаторов, но требует, чтобы фиксирование не происходило за счет силы запаха. Поэтому он предлагает избегать фиксаторов, не имеющих собственного запаха.

Шмидт (6) относит к настоящим фиксирующим средствам «сорбционные феномены»: смолы, бальзамы и родственные им производные, которые связывают другие, легко подвижные (текучие) тела и смеси, и вследствие коллоидной поверхностной структуры задерживают их испарение (улетучиваемость). Таким образом, он отходит от взгляда на сущность фиксации, как на результат изменения упругости паров смеси.

Такого же мнения придерживается А. Мюллер (7).

Некоторые парфюмеры приписывают особое значение смолам с их коллоидными свойствами.

По Рюммелю (8) поверхностное натяжение эфирных масел существует вместе с наличием вязкости. Явления парагеноза понимаются им так же, как действие поверхностное. Парагенозами А Мюллер считает вещества, которые, будучи примешаны к душистым веществам в небольшом количестве, оказывают на них особо сильное влияние. При очень тщательном растирании тонко распыленного кумарина с гелиотропином, и разведении этой смеси кумарином, происходит уменьшение запаха гелиотропина не пропорционально его концентрации, много больше выделяется сначала, при разведении кумарином, запаха гелиотропина. Это явление, по Мюллеру, объясняется образованием поверхностной пленки гелиотропина на молекуле кумарина.

Из сказанного вытекает, что вопрос о том, чем объясняется фиксирующая способность некоторых веществ, является весьма неясным. Но еще более необъяснимым осталось действие животных фиксаторов, присутствие минимального количества которых приводит к более длительному ощущению запаха композиций. Действие их не может (в виду малого содержания в смесях) быть
объяснимым ни образованием азеотропной смеси и понижением скорости испарения, ни сорбционными явлениями (9).

Поэтому их в иностранной литературе называют различно: фиксаторами, стимулянтами, возбудителями, катализаторами, уравнителями, адъювантами, осмодинамичеоким фактором и т. п.

Указанная выше терминология явилась результатом субъективных предположений отдельных парфюмеров и, что особенно характерно, без всякой попытки даже объяснения данных, приведших к созданию этой терминологии.

____________________________________________________

1. Говоря о цветах и других душистых частях растений, мы имеем в виду приятно пахнущие части, так как в природе существует немало и плохо пахнущих.
2. К. С. Станиславский "Моя система. Моя жизнь в искусстве." изд. 3, Искусство, 1936.
3. Р. Фридман "Фиксаторы в парфюмерии", Маслобойно-жировое дело, 1934, № 7, стр. 31-33.
4. Lederer "Deutsche Parfumerie", Ztg., 1928, № 4, стр. 80.
5. "Revue de France", 1938, № 16, 39.
6. "Deutsche Parfumerie" Ztg.. 1938, стр. 21, 61, 161, 281.
7. Chimmel Berichte, 1940.
8. "Seifensieder" Ztg., 1938, стр. 787, 808.
9. Этот вопрос, в виду особой важности его, обойти нельзя, и поэтому мы подробно разобрали его в разделе «Теория ощущения и восприятия запахов».

Latest Month

June 2017
S M T W T F S
    123
45678910
11121314151617
18192021222324
252627282930 

Tags

Powered by LiveJournal.com