?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

Амбра образуется в пищеварительном тракте кашалотов. Куски амбры имеют различную округлую форму, весят от 14 г до десятков кг; масса самого крупного «самородка» — 122 кг. Используется в парфюмерии, в традиционной медицине и в гомеопатии.



Даже для тех, кто в Средние века собирал и использовал амбру, ее происхождение было загадкой, полагает востоковед Эдвард Шефер. Несложно подобрать материалы, подтверждающие этот взгляд.

Согласно зороастрийским представлениям, амбра — испражнения трехногого осла, стоящего посреди моря Фрахвкард. В шестом плавании Синдбада-морехода после кораблекрушения, те, кто спаслись и вышли на необитаемый остров, обнаружили чудесную вещь: «Бил на острове полноводный ключ из особого вида амбры, которая из-за сильного жара солнца текла, как воск, по берегам ручья и разливалась по берегу моря. И выходили из моря звери и глотали ее и погружались с нею в море; и амбра согревалась у них в брюхе, а потом они извергали ее изо рта в море, и амбра застывала на поверхности воды, и ее цвет и вид изменялись. И волны выбрасывали ее на берег моря, и путешественники и купцы, которые знали, что такое амбра, собирали ее и продавали. Что же касается чистой, непроглоченной амбры, то она течет по берегам этого ручья и застывает на дне его, а когда восходит солнце, она начинает течь и оставляет после себя по всей долине запах, как от мускуса. Когда же солнце уходит, амбра застывает. И к этому месту, в котором находится сырая амбра, никто не может подойти и не в состоянии туда пробраться, так как горы окружают этот остров, и никто не в состоянии на них взойти».

Другие версии менее экзотичны, но также далеки от реального положения дел. По сведениям Закарийи ал-Казвини, жители Сирафа говорят, будто амбра растет на дне моря, и во время шторма ее выбрасывает на поверхность. Амбру заглатывают большие рыбы и умирают, из их внутренностей и добывают амбру. Странствующий доминиканец Иордан де Северак передает слухи об Эфиопии, которую он называет Третьей Индией: «В этой Индии есть амбра, а она подобна древесине, и запах у нее чрезвычайно приятный; называют ее морской геммой, или сокровищем моря» (Иордан де Северак, с. 153).

Амбра входила в число изысканных дипломатических подарков. Ниже приведенные примеры показывают всю степень неопределенности и размытости термина «амбра» в средневековом обиходе. Эта же двусмысленность звучит в словах А. Меца, сопоставляющего, вслед за своими источниками X в., ладан и амбру: «Ладан же, который раньше поставлял как главный товар Йемен, в исламском мире вышел из моды. Он, правда, еще упоминается, однако уже полностью вытеснен амброй, лучшие сорта которой также приходили из Южной Аравии». Природная амбра не имеет запаха и потому не может конкурировать с ладаном; скорее всего, у Меца идет речь о парфюмных комбинациях, получивших условное название «амбра», таких, например, как упоминаемые ал-Масуди свечи из амбры (ал-Масуди, с. 504).

В 1029 г. фатимидский халиф аз-Захир отправил в дар правителю Магриба ал-Муиззу ибн Бадису прекрасных рабынь и массу диковинок; завершали дарственную процессию «множество бедуинских коней, дорогих по цене и выдающихся по качествам, на многих из них седла из золота, серебра, драгоценных камней, амбры и камфоры прекрасной выработки, которым нет подобных» (Ибн аз-Зубайр, § 80). Перевод неясен, поскольку ни амбра, ни камфора не являются поделочными материалами. Продолжим знакомство с сокровищницей фатимидских халифов. «И обнаружено было также несколько больших китайских кувшинов, наполненных фансурской камфорой, и большое число обломков амбры, древесной и минеральной, и обломков тибетского мускуса, и ствол зеленого дерева (1), и куски его»; «И обнаружено было изделий из амбры 22 тысячи штук, каждая фигура весом в 12 маннов или менее этого, а большая часть их превосходит это»; «И обнаружена была амбра в виде арбуза, в золотой сетке, унизанной драгоценностями, и чистый вес ее — 70 маннов, и кусок амбры, называемый ал-хасруф; чистый вес его, не считая золота, 80 маннов» (Ибн аз-Зубайр, § 384, 394, 405).

В 1230 г. багдадский халиф прислал султану Джалаладдину два набора почетных одежд, двух скакунов, золотой щит, инкрустированный самоцветами, десять гепардов, десять соколов и пять шаров из серой амбры, оправленных золотом (ан-Насави. 85). Французский король Людовик IX получил от главы сирийских исмаилитов красивые вещи: «Среди различных ценностей, присланных Старцем королю, были преискусно сделанный хрустальный слон, одно животное, называемое жирафом, тоже из хрусталя, хрустальные яблоки разных сортов, настольные игры, и шахматы; и все эти вещи были усыпаны цветами амбры, вделанной в хрусталь посредством красивых виньеток чистого золота тонкой работы. И знайте, что едва послы открыли ларцы, где лежали эти вещи, как вся комната наполнилась благоуханием, так сильно они пахли» (Жан де Жуанвилъ. § 457). Что такое «цветы амбры» — абсолютно неясно. Такие переводы, оставленные без комментария, вводят читателя в заблуждение.

Амбра — воскообразное вещество, образуемое в кишечнике кашалота. Ее находили в воде у берегов Индийского и Тихого океанов. Ал-Би-руни пишет, что «запах [ладана] похож на [запах] амбры», он же сообщает, что «арабы прибавляют [шафран] в мускус и амбру и соединяют его с алойным деревом и камфорой» (ал-Бируни. Книга о лекарственных веществах. 1105; 498). На самом деле, амбра не пахнет. Особая ценность амбры для парфюмеров заключалась в том, что она сообщала цветочным ароматам стойкость. О природе амбры ал-Бируни ничего не сообщает.

И для такого знатока, как Ибн Сина, подлинный источник происхождения амбры был секретом. Версию о том, что амбра — это экскременты кашалота, он отверг, хотя это была правильная версия. Вот что выяснил Ибн Сина: «Амбра, как полагают, бьет ключом из источника, находящегося в море. Утверждение, будто это морская пена или кал некоего животного, далеко [от истины]. <...> Один [человек], которому я доверяю, рассказывал мне, что в юности он бывал на море и совершал путешествия по морю. Он говорил: Я прибыл в один приморский город, называемый по-тамошнему Бухах. Наступил рассвет. Я находился с несколькими людьми на берегу моря. Когда морские волны выбрасывались на берег, мы находили куски амбры различной [формы] и окраски. Кто из нас опережал других и хватал [куски амбры], тому она и принадлежала. Я спросил обитателей тех стран об этом явлении и его причине, и они сказали: Таков обычай этого моря; так бывает всегда, во многие часы [дня]. Выбор. Лучшая амбра — серая, крепкая, салахутская, за ней идет синяя, потом желтая, а самая скверная — черная, и подделывают ее гипсом, воском, ладаном и мандом. Манд — это черная плохая разновидность [амбры]; манд часто находят в желудках рыб, которые пожирают его и издыхают» (Ибн Сина. Канон. II. 538). Обычно к вопросу о происхождении тех или иных веществ Ибн Сина относится критично, но на этот раз он выступает в роли собирателя фольклорных версий. Таким образом, оба ученых, ал-Бируни и Ибн Сина, которые могли бы выступить экспертами, не знают о том, как рождается амбра.

Что, собственно, изменится от того, если мы выясним, знали или не знали средневековые фармацевты и парфюмеры об истинном происхождении амбры. — Ничего. У нас другая задача. Во-первых, выявить разброс мнений и слухов, т. е. разные ментальные планы, и, во-вторых, объяснить, почему при всей настойчивости путешественников, те, кто добывал амбру, остались неуслышанными. Вот загадка, — ведь промысел не был секретным.

На фоне изысканий восточных космографов ярко и свежо выглядят сведения об амбре, излагаемые Марко Поло. Он знает существо дела и не подвержен влиянию книжной традиции. В культурном плане он стоит на границе двух областей знаний: практических и литературных. Марко Поло знает, что амбру выделяют кашалоты, и не занимается ложными загадками. Этот частный случай позволяет утверждать, что Марко Поло — типичный представитель сословия практиков, вникавший в суть многих ремесел, и самим фактом своего существования, сужающий убогое пространство церковной картины мира. Кажущаяся простота фигуры Марко Поло не должна вводить в заблуждение. Ведь если собрать воедино все его замечания бестиарного характера, то получится картина мира во многом отличная от представлений европейцев. Марко Поло — фигура чуждая для европейского культурного ландшафта. Он не разоблачает чудеса Востока, он знает их оборотную сторону, а в Европе вопреки его замыслу, но по его материалам была создана богато иллюстрированная «Книга чудес».

Востоковед Г. Харт, комментируя сведения Марко Поло, полагает, что частые ссылки венецианца на амбру как предмет торговли, показывают, что амбра имела немалый спрос. Харту неизвестна во всей полноте область применения амбры. «У нас нет свидетельств, дошедших от тех времен, — полагает Харт, — чтобы этот странный патологический продукт внутренней секреции кита применялся в парфюмерии, но нам известно, что он находил себе другое применение в Средние века. Китайцы называли амбру „лун-янь" — драконова слюна — ив большом количестве применяли ее в медицине, особенно для возбуждения любострастия. Применяли ее в медицине и индийцы, а Бертон открыл, что с лечебными целями, подмешивая в кофе, ею пользовались арабы африканского побережья. Средневековые арабские врачи считали амбру ценным средством при лечении сердца и прекрасной приправой к пище, а в целебные свойства амбры одно время питала глубокую вера и медицина Запада». Вопреки мнению Харта, и арабы и китайцы использовали амбру в парфюмерии.

В Средние века арабы были главными торговцами серой амброй. Ибн Хордадбех сообщает, что арабские купцы дают железо туземцам Никобарских островов в обмен на эти драгоценные сгустки: «И есть в море белые люди. Они вплавь догоняют суда, которые [идут] со скоростью ветра, и продают амбру, которую доставляют во рту, меняя ее на железо» (Ибн Хордадбех. 41). Сюжет об обмене железа на предметы, обладавшие в глазах арабских купцов особой ценностью, имеет несколько вариантов и не обязательно связан с амброй. Амбра легко заменяется жемчугом и драгоценными камнями, а в торговле с племенами северной Евразии — мехами.

Вместе с тем, Ибн Хордадбеху известны и другие, более реальные сведения о торговле амброй: «Адан — один из величайших портов. Там нет ни посевов, ни скота. Там [можно приобрести] амбру, алоэ, мускус и товары ас-Синда, ал-Хинда, ас-Сина, аз-Зинджа, ал-Хабаша, Фарса, ал-Басры, Джудды и ал-Кулзума. Море, омывающее берега [Адана], — это часть Большого Восточного моря (2), где добывают отличную амбру» (Ибн Хордадбех. 40).

Амбру окружал целый ворох мифов. Бузург ибн Шахрияр передает рассказ путешественника Абу Тахира ал-Багдади: «Я посетил Забадж. На этом острове есть город, называемый Музафавидом (3), где в огромном количестве имеется амбра. Но если кто-нибудь увозит эту амбру из города на своем судне, он непременно возвращается обратно в город. Жители ухищряются продавать этот товар за ничтожную цену иностранцам и людям, не знающим свойство местной амбры». Абу Тахир также тайком от хозяина снес на корабль небольшое количество амбры; по дороге подул противный ветер, и это судно возвратилось в город (Бузург ибн Шахрияр, с. 98).

Арабский географ ал-Мукаддаси в своем сочинении «Лучшее разделение для познания климатов» (X в.) также упоминает о сборе амбры на побережье Адена. Путешествия, предпринятые ал-Мукаддаси, позволили ему использовать результаты личных наблюдений, однако происхождение амбры осталось для него неизвестным: «Амбра выбрасывается морем на берег от Адена до Моха, а также [на берег] со стороны Зайла. Всякий, кто найдет какое-нибудь количество амбры, большое или маленькое, несет его к чиновнику султана и отдает ему, а взамен получает кусок ткани и динар. Амбру выбрасывает только тогда, когда дует вечерний ветер. А что такое амбра, для меня неясно» (Арабские источники Х-ХII вв., с. 79). Предмет, составлявший важную статью экспорта, казался случайным даром моря.

Ал-Бакри в «Книге путей и государств» (XI в.) сообщает о товарах Аудагаста, оазиса в Западном Судане: «Из него вывозят превосходную природную амбру, из-за близости к его жителям Окружающего моря, и чистое золото в виде плетеных нитей» (Арабские источники Х-XII вв., с. 172). Согласно персидской космографии «Чудеса мира» амбру можно было обнаружить в Средиземном море. Однако эти сведения абсолютно легендарны: «Говорят, в море Магриба есть остров. Там бесконечно много амбры. Водятся там лисы, которые питаются амброй. Когда их мясо жарят, от него исходит запах амбры» (Чудеса мира. 49). Амбра запаха не имеет. А вот рассказ из географической энциклопедии ан-Нувайри, который по содержанию строго зеркален правильному положению вещей: «Говорит Мухаммад ибн Ахмад ат-Тамими: ...Иногда приплывает огромная рыба, которая называется ал-бал (кит), наглотавшаяся чистой амбры. Она жидкая и не застывает у нее в брюхе, пока она не умрет; рыба не тонет, и море выносит ее на берег. Вскрывают ей брюхо и извлекают из него амбру. Это "рыбная" амбра, ее называют еще "проглоченной"...» (Арабские источники XIII—XIVвв., с. 400).

Географы и администраторы, каким был, например, ан-Нувайри, младший современник Марко Поло, описывают лишь внешнюю сторону промысла, некритично пересказывая анекдоты: «Ат-Тамими говорит: "ал-Хусайн ибн Иазид ас-Сирафи утверждает, что ту амбру, которая попадается на берегах аш-Шихра, прибивает туда волнами Индийского моря, и что самая хорошая и ценная та, что встречается в Море ал-бар-бар и в пределах страны зинджей и прилегающих областей. Она светлая и округлая, но изредка бывает голубой." Он говорит: "У жителей тех областей есть породистые кони, обученные особым образом. В лунные ночи они объезжают на них побережье, и эти кони различают амбру; иногда всадник спит верхом или дремлет, и когда конь увидит на берегу амбру, то опускается на землю, и тот сходит с коня и подбирает амбру." Он говорит: "Амбру находят также на плаву в море, на гребнях волн." Он говорит: "После шихрийской амбры идет зинджская, ее привозят из страны зинджей в Аден; это белая амбра..."» (Арабские источники ХШ-ХIVвв., с. 400).

Привлеченные материалы показывают, что подлинного источника происхождения серой амбры ни географы, ни торговцы не знали. Ал-Бируни — не исключение из ряда авторов, упоминавших амбру, — в своей книге он лишь описывает ее различные виды:

«Анбар — амбра. По-румски это зазашийун. Ее привозят из области Шихр. Она бывает различных видов, самый лучший из них — ашхаб [пепельного цвета], легкий на вес и желтовато-белый в изломе; в нем видны нечто вроде глаз саранчи. [Следующий вид] — кух бар кух, синего цвета; эти [два вида] близки между собой. Черный вид назван так из-за сходства его [цвета с пеплом]; а второй — потому, что он состоит из слоев и пластинок. Затем [следует вид] манд, черный и тяжелый; потом — самаки ("рыбий"). Говорят, что хорошая [амбра] — серая забаджская, потом [следует] синяя, затем желтая; самая худшая — черная» (ал-Бируни. Книга о лечебных веществах. 730). Приписка на полях этой рукописи уточняет: «Амбра происходит от животного, водящегося в море; она всплывает и волны выбрасывают ее на берег. Она бывает окруженной мелкими морскими животными, к которым прилетают птицы, чтобы подбирать их. Если [амбра] липкая и птица слабая, то последняя прилипает к ней и остается, пока она не издохнет. Если же птица сильная, то она улетает, оставив клюв и когти».

С учетом географических сведений ал-Бируни становится понятным, почему китайский собиратель экзотики Дуань Чэн-ши называет Сомали главным источником серой амбры: «Страна Бербера находится в море на юго-западе. Они не знакомы с пятью злаками и питаются только мясом. Там существует обычай брать кровь из вены домашнего скота, смешивать ее с молоком и пить в сыром виде. У них нет ни одежды, ни платья, и носят они только куски овечьей кожи ниже пояса. Их женщины безукоризненно белые, прямые и стройные». Главным предметом торговли у этого необыкновенного народа служат «благовоние амбра» и слоновая кость, которые они продают персидским купцам.

Согласно исследованию Э. Шефера, в Китае в XI в. серая амбра стала называться «слюна дракона» — выражение, уже употреблявшееся в танской поэзии, но лишь для обозначения пены на водах, населенных драконами. Обретение нового значения, возможно, совпадает с началом импорта самого вещества в Китай.

Исчерпывающие сведения об этом предмете дает книга южносунского чиновника Чжоу Цюй-фэя (1178). «Амбра. В Западном море Даши много драконов. [Они] кладут головы на камень и засыпают. Слюна, истекая, плавает на поверхности воды, скапливается и затвердевает. Люди подводного мира собирают ее, считая [амбру] величайшей драгоценностью. Свежая — белого цвета, через небольшой промежуток времени [становится] фиолетовой, через большой — черной (4). Поскольку ее привозят в [город] Паньюй, то там ее и можно увидеть. Не ароматная и не вонючая. Похожа на пемзу, легкая. Говорят, что амбра имеет чудесный аромат, или еще говорят, что амбра пахнет сырой рыбой, источает сильный аромат — все это не так. Амбра, добавленная в благовоние, его не улучшит и не ухудшит, только и можно что изготовлять курения! Перемешивая с благовонием, используют чистую амбру. Когда возжигают один чжу [курения], то струйки изумрудного дыма, поднимаясь в воздух, собираются и не рассеиваются. Сидя на месте, [заморский] купец может ножницами разрезать струйку дыма. Об этом можно сказать: "Жар от дыхания дракона в виде башен и террас"» (Чжоу Цюй-фэй. VII.III.6).

В сочинении китайского инспектора Чжао Жугуа «Описание всего иноземного» (1225) говорится о добыче амбры на Сомалийском побережье Африки. «В стране есть гора, которая отделяет ее от страны Бипало (5). В окружности 4000 ли. Почти нигде не увидишь дыма человеческих очагов. В горах добывают: смолу дерева сюэцзе, [растение] лухуй. В реках добывают панцири черепах, амбру. Тамошняя амбра возникает неизвестно откуда. Нечаянно находят в виде сгустков по три-пять цзиней или по восемь-десять цзиней, которые прибиваются волнами к берегу. Местные люди состязаются в их разделении. Или на судах в море находят и собирают их».

Создается впечатление, что загадка происхождения амбры так и не была решена средневековыми путешественниками. Однако, это не так. Нам неизвестно, кто сообщил Марко Поло сведения, близкие к действительности, но обозначенная в них связь амбры с гигантскими морскими существами, названными китами, позволяет завершить исследование вопроса о происхождении амбры. Описывая острова Занзибар и Мадагаскар, Марко Поло замечает: «Торговля здесь большая; купцов приходит сюда много; свои товары распродают на острове, а с собою увозят множество слоновых зубов: их тут много. Амбры тут много, потому что ловится много китов» (Марко Поло, с. 204) «Много у них амбры, потому что много китов в здешнем море; много здесь и кашалотов; много ловят они и тех, и других; амбры у них много, потому что кит, как вы знаете, выделяет ее» (Марко Поло, с. 202). Поисками амбры занимались и жители Сокотры: «Жители находят у берегов того острова много амбры, которая выбрасывается из желудка китов (кашалотов). Так как это дорогой товар, то жители идут ловить китов с зубчатыми железными дротиками, от которых кит, когда они вонзились в него, не может освободиться. К дротику привязана длинная веревка с бочонком, плывущим на поверхности моря; благодаря этому они знают, где найти кита, когда он околеет. Его притягивают к берегу, где из его желудка вынимают амбру, а из головы — достаточное количество бочек жира» (дополнение у Рамузио к гл. СХС). В средневековом латинском травнике под словом Ambra ambergris изображена хищная рыба (A Medieval herbal, fol. 7r).

Современник Марко Поло, автор знаменитой космографии Закарийа ал-Казвини также слышал о кашалотах, однако не придает этому особого значения: «Что касается амбры, то люди расходятся во мнении относительно ее происхождения. Одни полагают, что она вытекает их находящегося в море источника подобно смоле. Другие же считают, что это застывшие выделения, выступающие в море на некоторых камнях, которые просачиваются изнутри и затвердевают [на поверхности]. Это происходит в определенных местах в определенное время. Точно так же ат-таранджубин (6) — смола, выступающая на одном из колючих растений в Хорасане в определенное время. Третьи же говорят, что это выделения животного, но все единодушны в том, что она образуется в море, которое выбрасывает ее на берег. Рассказывают, что как-то в Море зинджей прибило к берегу огромный кусок амбры величиною с холм, а чаще всего находят [куски] размером с голову. Большая часть их весит тысячу мискалей, и часто они встречаются в пасти морских рыб. Съевший ее умирает» (Арабские источники XIII—XIV вв., с. 74—75). Третье мнение в этом обзоре соответствует истине. Разброс суждений объясняется тем обстоятельством, что амбру получали двумя разными способами: чаще всего ее находили в прибрежных водах, реже — в кишечнике мертвых кашалотов. Последнее обстоятельство также известно Закарийа ал-Казвини: «Если море разбушуется, то выбрасывает из глубины куски амбры, точно горы. Ал-бал проглатывает ее, и амбра его убивает, и он плавает на поверхности. Специальные люди на кораблях из страны аз-Зиндж высматривают их, и если заметят такую рыбу, бросают в нее крючья и подтягивают к берегу, затем вспарывают ей живот и извлекают из нее амбру. Та [амбра], которая бывает в брюхе рыбы, неприятно пахнет, это знают купцы и торговцы благовониями в Ираке, Фарсе и в Индии, а та, что у нее в спинной части, бывает чистой, хорошего качества» (Арабские источники XIII—XIVвв., с. 73).

Знаменитый арабский лоцман XV в. Ахмад ион Маджид, несмотря на свой богатый морской опыт, в вопросе об амбре излагает чужие фантастические мнения: «От берега Мадагаскара есть подводная скала, сходящая к тому, что между Предзнаменованием (7) и Сокотрой, у нее чувства и свечение (8). Мы видели все ее приметы из числа трав и великих рыб и Бога молим простить нам излишнее и недосказанное. А возможно, что вокруг той скалы находится месторождение амбры, потому что амбра не показывается и не прячется у берегов, а лишь в местности вокруг того места. Люди в отношении ее разноречат, не зная, из какого она вещества: говорят из воска, еще говорят — это помет некоего зверя на островах у тех мест, сносимый потоком: он оказывается в воде и длительно пребывает, либо же его проглатывают большие рыбы, затем Всевышний изображает в нем того зверя» (Ахмад ибн Маджид. Книга польз. 59r—59v).

Путешественник XVI в. Лев Африканский близко подошел к разгадке происхождения амбры, но вопрос так и остался открытым. Вот как он описывает кашалота: «Амбара — это рыба, устрашающая своей формой и размерами. Ее можно увидеть только мертвой, потому что тогда море выбрасывает ее на берег. Ее голова необычайно тверда, как если бы она была из камня. Есть некоторые длиной в 25 локтей и еще больше. Жители побережья океана говорят, что это та рыба, которая производит амбру, но они не сходятся во мнении, помет это или же сперма. Как бы то ни было, по своим размерам она достойна называться китом» (Лев Африканский, с. 364).

Странно, но ведь и до XVI в. жители побережий активно добывали амбру и разделывали мертвых кашалотов и тем самым могли выяснить истинное положение дел. Как показывают некоторые из приведенных выше материалов, для жителей побережий никакого секрета здесь не было. Однако их мнение утонуло в бесчисленных разысканиях авторов космографии.

Примечания:

1. Предполагается, что речь идет о «душистом дереве» — алоэ.
2. Большое Восточное море (ал-бахр аш-шарки ал-кабир) — Индийский океан; упоминаемая в тексте часть этого моря — Аравийское море.
3. Музафавид — знаменитый Маджапахит, столица индусского царства на Яве.
4. Ал-Бируни также различает виды амбры по цвету.
5. Бипало — Бербера.
6. Ат-таранджубин — манна верблюжьей колючки; это сладкое сахаристое вещество, выделяемое в жаркое время года верблюжьей колючкой Alhagi camelorum Fisch, см.: ал-Бируни. Книга о лечебных веществах.
7. Лаккадивские острова у юго-западного побережья Индии.
8. Вследствие явления флюоресценции, свойственного некоторым подводным микро организмам.

Источник: Юрченко А.Г. Книга Марко Поло: записки путешественника или имперская космография. - СПб.: Евразия, 2007, с. 665-675.


Кросспост в ru_naturperfume.

Comments

( 11 comments — Leave a comment )
olekolon
Feb. 24th, 2011 04:23 pm (UTC)
Амбра действительно бывает разного цвета?
vibandaka
Feb. 24th, 2011 04:27 pm (UTC)
да *)
spitsyna_ira
Feb. 25th, 2011 03:14 am (UTC)
Анна, но ведь в настоящее время для парфюмерии не используют амбру из пищеварительного тракта кашалотов? вроде бы нашли более этичную замену, нет?
vibandaka
Feb. 25th, 2011 02:51 pm (UTC)
Да, химики уже довольно давно получили синтетическую замену мускусу и амбре. Муск-кетоны и еще десяток веществ и амбреин. С точки зрения этики с любви к животным - это прекрасно, с парфюмерной точки зрения - так себе. У меня была возможность сравнить натуральные и синтетические мускус и амбру и это сравнение было сильно не в пользу синтетики.
spitsyna_ira
Feb. 25th, 2011 05:42 pm (UTC)
как мне показалось синтетичный аналог амбры в духах дает ощущение бархатного, мягкого и вместе с тем выразительного. Ассоциативно напоминает янтарь (хотя разве может янтарь чем-то пахнуть?..) А натуральная амбра вообще-вообще ничем не пахнет?
vibandaka
Feb. 25th, 2011 08:16 pm (UTC)
Бархатное и мягкое - это, наверное, все-таки amber note, которую я упоминала в описании. Бензоин, лабданум и ваниль в определенных пропорциях друг к другу. Сама амбра пахнет, конечно, но не в парфюмерном смысле. В парфюмерии она волшебным образом преображает цветочные ноты в аромате, делая их богаче и насыщеннее по звучанию. И она фиксатор, конечно. Продлевает аромату звучание. В этом ее роль в парфюмерной композиции *)
spitsyna_ira
Feb. 25th, 2011 08:40 pm (UTC)
Перечитала еще раз. "Природная амбра не имеет запаха". Вот это меня удивило, поэтому я и спросила - неужели совсем-совсем никак не пахнет? Из ответа выше поняла, что пахнет, но специфически, а в парфюмерных композициях (особенно цветочных) удивительным образом преображается, делая запах интереснее, более стойким и не перебивает его при этом.
Меня немного смущает вывод, который напрашивается по amber note (как написано у вас - "парфюмные комбинации, получившие условное название «амбра»"). Получается обещание в современных духах амбры это мягко говоря лукавство? А иллюзию присутствия этого компонента (например, для меня это бархатность) дает сочетание разных (совершенно других) веществ, например, упомянутые вами бензоин, лабданум, ваниль.

Очень интересно, правда.
vibandaka
Feb. 25th, 2011 09:02 pm (UTC)
Амбра не сама преображается в аромате, а преображает цветы, делая их интереснее *)
И это делает натуральная амбра, есть ли такой эффект у синтетического аналога - я не знаю, если честно.

В современной парфюмерии используется множество разных душистых веществ, смесей, готовых парфюмерных баз... И о них не часто пишут прямо в пирамиде аромата. Знатоки и парфюмеры знают про "герлинад", например, это легендарная база старых Герленов. В гостях у Ежиньки я некоторые из ингредиентов и парфюмерных баз, которые используются в ароматах Шанель, Карон и т.д., и являются их основой.

Поэтому то, что в рекламе аромата написано, как "пирамида аромата - фиалка, роза, апельсин" - отнюдь не значит, что именно их в него и положили. Но это означает, что ими аромат должен пахнуть на выходе.

Помните пример с Bois d'Immortelle? Это древесно-бессмертниковая парфюмерная база. Но если бы не Мунфиш, я бы долго гадала, что имел в виду Гийом под словами "дерево бессмертника" *)
spitsyna_ira
Feb. 25th, 2011 09:11 pm (UTC)
примерно так я и думала, читать заявленные в рекламном описании компоненты пустое дело. Лучше доверять своим ощущениям (или ассоциациям, как я это называю). А все же...если натуральная амбра не пахнет (точнее пахнет, но специфически), то чем же на выходе должны пахнуть духи, в которых заявлена амбра (синтетическая)? Или у синтетической амбры (точнее сочетание тех компонентов, которые ее имитируют) те же свойства и задачи, что и у натур продукта - закреплять, делать насыщеннее и богаче звучание аромата?

upd. перечитала внимательнее...вы же ответили выше, что сами не знаете, обладает ли синтетика аналогичными свойствами...

p.s. извините за такое любопытство, а откуда у Ежиньки базы Герлен и Шанель? Я думала парфюмерные дома трясутся над ними и держат в строжайшей тайне...

Edited at 2011-02-25 09:13 pm (UTC)
vibandaka
Feb. 25th, 2011 09:43 pm (UTC)
По моим наблюдениям, амбра заявлена, как правило, в ориентальных ароматах и удачно имитирует Восток *) Точнее, европейское понимание Востока *)

У меня есть рецепт amber note из книги Пиесса - лабданум, бензоин и ваниль - и это темная, тягучая и сладкая ориентальная нота. И фиксирующими свойствами она, конечно, обладает.

Ежинька - парфюмерный коллекционер и критик, она много путешествовала и общалась с представителями дома Шанель и многими другими лично. У нее есть некоторые образцы, привезенные из поездок. Как и где она их раздобыла я ее, конечно, не расспрашивала *) Но ее семинары и общение с ней были очень познавательны.

В хорошо составленной композиции отдельные ноты, как правило, не слышны. Даже в натуральной композиции, где использованы натуральные ингредиенты и никаких готовых баз. Духи должны звучать, как единое целое.

Но синтетика звучит иначе. То есть, даже натуральный парфюмер, хорошо знакомый с ингредиентами (тут я имею в виду не только себя) не всегда слышит в современных духах то, что заявлено в описании. Есть такой момент. Поэтому я воспринимаю натуральную и не совсем натуральную парфюмерии - как совершенно отдельные друг от друга явления, которые нельзя померять общей меркой - для каждого явления нужна своя.
spitsyna_ira
Feb. 27th, 2011 10:32 am (UTC)
спасибо! теперь можно сказать информация по поводу amber note улеглась по полочкам.)
( 11 comments — Leave a comment )

Latest Month

June 2017
S M T W T F S
    123
45678910
11121314151617
18192021222324
252627282930 

Tags

Powered by LiveJournal.com